Глава РОСНАНО Анатолий Чубайс делится своим мнением по поводу проходящего во Владивостоке саммита АТЭС

ВЕДУЩАЯ: Ситуация на рынках азиатского региона, строительство инновационной экономики в России, развитие базовых отраслей промышленности. Эти и другое темы затронул в своем интервью нашему телеканалу глава корпорации РОСНАНО Анатолий Чубайс.

КОРР.: Анатолий Борисович здравствуйте!

Анатолий Чубайс, председатель правления ОАО «РОСНАНО»: Здравствуйте!

КОРР.: только что закончил свое выступление Ху Цзиньтао, президент Китая. Что нового вы услышали, какой был посыл у китайского лидера для России?

Анатолий Чубайс: Ну, мне кажется, в Китае идут очень сложные процессы. Если коротко, первая принципиально новая вещь — Китай замедляет темпы роста. 9,2% в прошлом году, в этом году 7,5, скорее всего даже меньше. Это не просто там процент — полтора, это вещь качественная, потому, что как известно, у Китая при темпах роста меньше 8% в год возникают фундаментальные демографические проблемы. Поскольку, вновь вступающее в трудоспособный возраст население, не может быть адсорбировано экономикой. Эти проблемы там сейчас и происходят. Принципиально новое явление для них, и именно поэтому мы сегодня услышали, я думаю, мы сегодня услышали у господина Ху Цзиньтао совершенно новые слова, слова про инклюзивный экономический рост, слова про баланс драйвера экономического роста между внутренним рынком, экспортом и инвестициями. И поверх всего этого, как такой ну, едва ли не ключевой приоритет — инновационная экономика, наука, образование, человеческие ресурсы. Это новые приоритеты, как мне кажется, я, наверное, не самый крупный специалист по Китаю, но мне кажется, что это новые приоритеты, новые ситуации. Замедление темпов роста китайской экономики само по себе явление принципиально новое, и ответ на него в тех фокусах, в тех приоритетах, которых раньше я не слышал у китайских лидеров.

КОРР.: Ну, если брать Россию, то в общем-то, если сравнивать речь Ху Цзиньтао и Владимира Путина, вот Владимир Путин тоже говорил о том, что нужно обращать внимание на инновации, на научные разработки, чтобы смотреть в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, и именно создавать региональную такую интеграцию экономическую. А получается, что мы движемся по направлению друг к другу, что в принципе очень хорошо. Мы можем быть взаимно выгодны друг другу.

Анатолий Чубайс: Ну, у нас, конечно, есть много сближающих нас вещей, а есть совершенно разные вещи. Но не надо забывать, что китайская экономика с точки зрения экономической классики, находится на стадии под названием «индустриализация» — ровно то, что в нашей стране было примерно 80 лет назад. А с другой стороны, они сочетают классическую индустриализацию с созданием инновационной экономики, и в этом смысле мы действуем одновременно — и мы сейчас начали ее создавать. Так случилось, что советская экономика в инновационной компоненте обрушилась вместе со всей советской экономикой вместе взятой. Вся советская инновационная экономика основывалась на государственном оборонном заказе, а после этого 20 лет в России мы строили рынок, но мы не строили инновационную экономику. И вот ровно сейчас мы возвращаемся на новом уровне к этой задаче, как раз совпав по времени с Китаем. Китай начал сейчас вместе с задачей индустриализации строить инновационную экономику, и Россия на базе построенной рыночной экономики, начинает заново создавать инновационную экономику. В этом смысле у нас действительно близость есть.

КОРР.: Да, ко вчерашнему дню опять я возвращаюсь. Владимир Путин говорил о том, что нас ждет технологический прорыв. В общем-то, вы с ним согласны, сегодняшняя утренняя сессия тоже была посвящена технологиям, «Следующий прорыв» называлась. Вот вы поняли, какой заказ вообще у мира существует, у мировой экономики? Какие инновации требуются для экономического прорыва, технологического прорыва, чтобы действительно качественно изменить нашу жизнь?

Анатолий Чубайс: Да, действительно, вчера Владимир Владимирович Путин говорил о теории Кондратьева экономических укладов. Как известно, в соответствии с этой теорией, нынешний 6-й экономический уклад. Вернее, 6-й уклад это нано-биотехнологии, об этом собственно Путин рассказывал. Это так, но мне кажется, что на этом фоне есть одна фундаментальная вещь, которая может стать, то, что называется во всех инновационных экономиках «next big thing» (следующая большая штучка). Это все обсуждают всегда, и, по-моему, возможности для этого связаны как раз с нанотехнологиями. Дело в том, что если речь идет об интернете, если речь идет о телекоме, в общем здесь наиболее прорывные вещи, как мне кажется сделаны. А новые настоящие прорывы, как мне представляется, нужно ждать как раз не здесь. Следующая стадия, следующая волна, может быть связана с новыми базовыми материалами, такой скучной тематикой как металл, пластик, цемент, но этими базовыми материалами модифицированными нанокомпонентами. И модификациянанокомпонентами способна увеличить их базовые прочностные свойства, уменьшить их вес, увеличить электропроводность, улучшить оптические свойства — создать нам те свойства, которых сегодня нет у базовых материалов. И если верно это предположение, то это означает, что пересоздание базовых отраслей экономики, повторю еще раз, это не интернет, это не iPhone в кармане, это базовые отрасли: металлургия, строительные материалы, химия, нефтехимия. Пересоздание этих отраслей на базе нанотехнологий может быть фишкой следующих 30-ти лет.

КОРР.: Я знаю, что вы собственно участвуете в подобном проекте. Даже здесь на Дальнем Востоке есть один проект — в Якутске, если я не ошибаюсь. Вот насколько он успешен сейчас? Действительно же, уже выпускаются вот эти материалы, о которых вы говорите — материалы будущего, и насколько заинтересованы потребители в этом?

Анатолий Чубайс: Да, это правда. У нас есть один и здесь во Владивостоке интересный проект по Германии, а проект в Якутске, о котором вы говорите, это базальтовое волокно. В чем идея? Идея базовая вот какая: мы все знаем материал под названием железобетон — это бетонный материал со стальной арматурой. Но стальная арматура в условиях северов, в общем, не идеальный материал. Во-первых, она подвержена коррозии, во-вторых, она теплопроводна, а значит, не может быть теплоизоляционным материалом. И именно поэтому мы делаем ставку на базальтопластики, на базальтовую арматуру в бетоне. Базальтовая арматура в бетоне в принципе не может коррозировать никогда — базальт это камень, он не подвергается коррозии. И помимо этого, он обладает почти нулевой теплопроводностью. Это значит, что теплоизоляционные свойства этого материала в разы лучше, чем классического железобетона. А теплоизоляционные свойства естественно для Якутии, да и в целом для северов — важнейшая вещь. Поэтому проект по строительству завода по производству базальтопластиков в Якутии, мы считаем приоритетным вообще, а для Якутии и для севера Дальнего Востока в особенности.

КОРР.: Прямо сейчас если рассматривать новые технологии, каков рынок этих новых технологий, которые реализуются? Ну, по крайней мере, в вашей компании РОСНАНО, и, может быть существует некий экспорт, существует какое-то количество инвесторов, зарубежных инвесторов, да, даже из Азиатско-Тихоокеанского региона, которые заинтересованы в том, чтобы тоже изменять качество своей жизни за счет тех технологий, которые созданы в России? И еще один вопрос, касающийся стандартизации и сертификации, потому что это тоже очень важно. Когда выходит новый продукт на рынок, понятно, что нужно привести все документы в порядок. Насколько это долго занимает времени, и тормозит ли этот процесс оформления, приход иностранных инвесторов и покупки этих материалов?

Анатолий Чубайс: Ну, отвечая на первый вопрос, могу совершенно уверено сказать, что рынок есть. Рынок есть и для оптоэлектроники, которой мы занимаемся, рынок есть и для оптоэлектроники, которой мы занимаемся, рынок есть и для фотовольтатки, которой мы занимаемся, рынок есть и для новых базовых материалов — он, безусловно, существует. Другое дело, что большинство нашей продуктов, большую часть из того, что мы сейчас производим, а объем производства у нас только в этом году будет за 20 млрд. рублей — это все-таки не «би ту си», то есть не для конечного потребителя, а «би ту би» — для бизнеса, который потребляет. Да, не очень просто его нащупать, да, не очень просто пробиться, в том числе крупным нашим компаниям с новыми товарами. Но я не согласен с теми, кто считает, что есть какое-то противостояние инновационной экономики со стороны сырьевой экономики, что есть борьба нефтяников или газовиков с инноваторами. Нет, это не так. Есть иногда скептицизм, и это часто. Есть инерция, и это часто. Но нет противостояния. И я считаю, что российский рынок очень значимый. Мало того, мы сплошь и рядом видим, что когда мы говорим с зарубежными инновационными компаниями и предлагаем им придти в Россию при нашей поддержке, главное, что их привлекает — рынок. Именно ради рынка они к манн и приходят. А по второму вашему вопросу, по вопросу о стандартах, это для нас такая постоянно действующая даже не проблема, просто вид деятельности. И очень часто просто одновременно создаем новый бизнес, производящий какую-то нанопродукцию и преобразуем стандарты, которые регламентируют эту сферу. Например светодиодное освещение. У нас есть компания довольно известная «Оптоган», запущенная в Питере, которая является в России крупнейшим в России производителем светодиодного освещения. Ну, вот в соответствии со стандартами на момент ее пуска, в России было запрещено использовать светодиоды в общегражданском строительстве, запрещено. Они не были оговорены в стандартах, потому что их просто не было. А в другом стандарте существовала норма о том, что можно использовать только то, что оговорено в стандарте. В этом смысле мы оказались в ситуации, когда строго говоря, наши коллеги занимаются незаконной предпринимательской деятельностью, что является уголовным преступлением. Но к счастью, как раз здесь мы нашли быстрое взаимодействие, в том числе с господином Онищенко, который достаточно быстро и оперативно провел соответствующие научные разработки, внес изменения в СанПиН. Они уже приняты на сегодня. Эта деятельность, слава Богу, легальна, законна. Это как раз пример того, что можно изменять стандарты, это не какая-то непреодолимая стена.

КОРР.: Теперь я знаю, что есть у РОСНАНО центр коммерциализации вот тех, наверное, проектов, которые существуют. Он открылся в Пензе. Вот я понимаю, что это совершенно недавно произошло, и пока, может быть оценить роль этого центра довольно сложно, но какие надежды вы испытываете, и будет ли только один центр, и почему сейчас это в Пензе?

Анатолий Чубайс: Ну, тут ситуация такая, у нас есть прямые бизнес-проекты, например, светодиоды, например базальтматериалы, о чем я говорил, а есть инфраструктурные проекты, когда мы создаем некие центры, в которые будем привлекать разные бизнесы. Как правило, малые инновационные бизнесы данного региона, создавая им условия, в том числе и финансовыеусловия, в том числе приобретая сложное дорогое оборудование, облегчая им старт бизнеса. вот то, о чем вы говорите, это один из наших инфраструктурных проектов. он не единственный, у нас 12 центров такого типа по стране сейчас в стадии запуска. Собственно в этом году, надеюсь, пустим первый в Татарстане, в будущем году надеемся пустить еще 5–6 такого рода центров. И пензенский центр это один из центров такого типа. Что такое пензенский центр коммерциализации — это достаточно крупный объект, в котором созданы условия — начиная с помещений и кончая оборудованием — для того, чтобы малые бизнесы приходили туда и создавали там свои небольшие проекты. Например, в Пензе есть инновационная компания, называется «МедИнж» — частная инновационная компания, очень интересная. Производит сердечные клапаны, которые в том числе в Европе сертифицированы, экспортируются в Европу, используются для имплантаций при сложных операциях на сердце. У этой компании есть опыт в создании и иных медицинских продуктов. Но для того, чтобы этот опыт из идеи перевести в бизнес, им нужна площадка, им нужно оборудование, им нужна инфраструктура. Вот это пример того, что мы будем предоставлять в нашем центре коммерциализации в Пензе для бизнесов, существующих там, в инновационной сфере.

КОРР.: А не планируется такой же центр открывать здесь на Дальнем Востоке, потому что мы говорим, что это некий фасад Азиатско-Тихоокеанского региона, и вообще Владивосток, как говорил вчера президент, это будет такая же столица как например, ну, все те столицы, которые играют огромную роль сейчас в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, мы довольно интенсивно взаимодействуем с Владивостоком и с прежним губернатором Дарькиным. И когда собственно возникла идея Дальневосточного университета, и господин Миклушевский был назначен ректором, мы всерьез прорабатывали с ним нашу совместную работу для того, чтобы вот эти, на мой взгляд, совершено великолепно созданные здесь условия развернуть в сторону бизнеса. и такие замыслы есть. На ваш вопрос, не планируется ли наноцентра здесь — нет, к сожалению, нет, потому что, когда мы проводили тендеры, а все наши вот эти инфраструктурные наноцентры создавались по конкурсу. Регионы предлагали свои предложения и побеждали лучшие. 12 штук отобрано, Владивостока среди них нет, но в тоже время, я думаю, что по мере становления Дальневосточного федерального университета, уже с новым ректором с господином Иванцом и с губернатором Миклушевским, который был ректором, а стал губернатором (как раз успели поговорить с ним об этом здесь), я думаю, что мы будем всерьез создавать такую точку опоры здесь во Владивостоке, а не только в Хабаровске, как мы уже начали это делать, но и здесь, для наших новых проектов.

КОРР.: И у меня последний вопрос. С кем успели пообщаться, от кого такие очень хорошие впечатления, какие мысли здесь нашли?

Анатолий Чубайс: ну, я всего меньше суток здесь, поэтому не так уж много встречь и контактов. Тем не менее, я встретился с вице-президентом Майкрософт, я повидал целый ряд коллег из крупных международных компаний в финансовом секторе. Ну, я не скажу, что это уж прям такой Давос номер два, но, тем не менее, если сравнивать с тем, что было здесь вчера, в том числе здесь на острове Русский, куда не то что москвичи, а жители Владивостока не могли попасть. Это была абсолютно закрытая территория, бессмысленно используемая в течение десятилетий. А то, что сделано сегодня, мне кажется, по сравнению со вчерашним днем, это просто открытие новых возможностей. И я уверен, что через два года, три года, четыре года из заложенных здесь основ, будут произрастать новые интеллектуальные виды бизнеса.

КОРР.: Спасибо вам, большое за интервью

Анатолий Чубайс: Спасибо, спасибо.

Источник: Россия 24 , 9 сентября 2012
Поделиться
Rss-канал