Полит.ру: Первые шаги

30 мая состоялись первые мероприятия в рамках саммита редакторов журнала Scientific American, который в этот раз проходит в России. Журнал был создан в 1845 г. в США и постепенно стал международным изданием. Российским изданием этого журнала является «В мире науки».

«Такая конференция проходит ежегодно, коллектив авторов журнала собирается в разных странах, — сказал ученый и классик отечественной научной журналистики Сергей Петрович Капица, главный редактор российского издания. — Кстати, в прошлом, в 1985-м году, была такая встреча, и это вызвало всеобщий интерес, а главный редактор журнала потом совершил поездку по научным центрам России, и это очень сильно способствует нашему вхождению в мировую науку. Это проблема, которая перед нами сейчас очень остро стоит».

Программу открыла конференция в РОСНАНО, призванная дать гостям представление о деятельности этой организации, в частности о ее месте между наукой и бизнесом, ее роли в области развития и внедрения инноваций.

Собственно конференции предшествовала получасовая экскурсия по экспозиции творчества арт-группы «Митьки». Работы, по словам авторов, призваны популяризовать нанотехнологии в широких массах посредством их художественного осмысления. Поэтому каждая работа состояла из двух частей. Брали, например, схему дендримера («молекулы с большим числом концевых групп, которые могут быть заряжены в водных растворах») и рядом вешали картину под названием «Пропагандист» (многорукое существо, в каждой руке по голове-маске) или стилизованные схемы Санкт-Петербургского и Московского метрополитенов (с указанием стоимости одной поездки) в качестве бытовой иллюстрации для сверхразветвленных полимеров. Повторяющимся мотивом экспозиции было подковывание блохи.

Участвующий в саммите редактор еще одного международного журнала — Nature — Дэвид Суинбэнкс, когда его спросили, что он думает об этой выставке, сначала немного растерялся, а потом сказал, что он в этом не очень разбирается, но популяризация науки нужна, и если от подобных акций есть в этом смысле какая-то польза, то, наверно, хорошо.

По поводу популяризации науки и роли Scientific American высказался Сергей Капица: «Это — один из элементов этого дела. Не нужно преувеличивать значение научно-популярных журналов. Этот журнал, кстати, не занимается популяризацией науки. Он занимается проблемой науки и общества. Какое место наука должна занимать в современном обществе. А от того, что люди будут знать какие-то случайные обрывки научной информации, ничего, кроме шума, не будет. Даже ЕГЭ в этом смысле — порочная вещь. Это клочки информации без картины мира».

О деятельности РОСНАНО рассказал руководитель направления науно-тезнической экспертизы компании Сергей Калюжный. Он сказал, что главная задача организации — это инвестирование в нанопродукцию, но помимо этого она занимается созданием инфраструктуры, способствующей развитию технологий. Сюда входит, в частности, финансирование образовательных учреждений и научных исследований, экспертиза новых проектов, организация управления компаниями. Он выделил пять приоритетных областей, которыми занимается РОСНАНО: медицина, энергетика, материалы, электроника и физические, химические и электрохимические методы.

Далее последовали две презентации, иллюстрирующие переход от научных исследований к бизнесу. Выступили Владислав Бугров, один из основателей компании «Оптоган», занимающейся производством светодиодов, и Игорь Яминский, возглавивший группу, которая создала сканирующий зондовый микроскоп.

Центральной частью программы конференции было выступление главы РОСНАНО Анатолия Чубайса, который рассказывал о том, какие цели ставит перед собой компания и каковы прогнозы на ближайшие 5 лет. Самая общая и амбициозная цель состоит в том, чтобы российские нанотехнолонии из разряда «младшей лиги» (Minor League), где они находятся сейчас, вышли в «доминирующие» (Dominant), которые сейчас представлены США, Германией, Японией и Южной Кореей.

«Существует ошибочное мнение, — сказал он, — что президент Медведев и премьер-министр Путин по-разному оценивают важность развития нанотехнологий и внедрения инноваций. На самом деле, в этом вопросе они совершенно согласны друг с другом».

Чтобы продемонстрировать масштабы проекта, он перечислил несколько секторов, в которых ведется работа. Например, благодаря разработкам компании «Оптоган», стоимость светодиодов к 2015 г. снизится в семь раз, и их можно будет использовать повсеместно, в частности для бытового и уличного освещения. Далее, планируется усовершенствование радиочастотной идентификации RFID, которую сейчас используют магазины, чтобы покупатели не уносили неоплаченные товары, а в скором времени благодаря ей можно будет создавать смарт-магазины без кассовых аппаратов. Проект такого магазина, по словам Чубайса, будет продемонстрирован на следующем нанофоруме в октябре 2011 г. Разработки в области органической электроники вскоре позволят создавать электронные ридеры, не уступающие по качеству нынешним, но гораздо более дешевые. Такие ридеры могут со временем прийти на смену школьным учебникам.

Развиваются технологии в области фотовольтаики (преобразования солнечной энергии в электричество с помощью светочувствительных элементов), что особенно актуально с учетом недавних событий на Фукусиме. Нанотехнологии в применении к фармацевтике и медицине позволят целенаправленно лечить необходимые органы, не отравляя организм побочным воздействием лекарств. Ожидается, что к 2015 г. будут разработаны десятки новых медицинских препаратов. Разработки наноматериалов на основе углерода открывают большие возможности, потому что они вдвое легче алюминия; по теплопроводности в 9 раз, а по электропроводности в 1000 раз превосходят медь; в 20 раз прочнее стали, а также обладают уникальными оптическими свойствами. За всей этой деятельностью стоит РОСНАНО, как один из важнейших мостов, соединяющих науку и бизнес.

После выступления Чубайса слово взял Богумил Боужек, главный редактор чешского издания Scientific American. «Я очень рад, что мы собрались здесь, в РОСНАНО. Scientific American тоже с самого начала представлял науку в виде области, в которой многие изобретения можно запатентовать и впоследствии продать». «Наука — это способ преобразования денег в знания, — ответил Чубайс, — а инновации — это способ преобразования знаний в деньги. Россия издавна умела преобразовывать деньги в знания, но преобразование знаний в деньги — это явно не наша сильная сторона. Это новый вызов. И именно этим мы здесь и занимаемся».

«Мне кажется, — сказал, в свою очередь, Капица, обращаясь к Чубайсу, — что это одно из наиболее революционных и многообещающих событий в современной науке, и меня очень впечатлило то, что вы сейчас рассказали. Но есть один момент, который в вашей презентации даже не был упомянут: а кто, собственно, будет это всё делать?» Дело в том, что преобразование науки в часть современной экономики предполагает наличие науки. А в России с наукой плохо, потому что перспективные ученые в массовом порядке эмигрировали из страны, и нужно воспитывать новых. Но здесь проблема в том, что нынешняя система образования и современные российские институты едва ли этому способствуют. Когда после Второй мировой войны перед Советским Союзом встала задача развивать новые технологии, были открыты три института: МИФИ, МГИМО, в котором воспитывались новые дипломаты, и Московский физико-технический институт. Выпускники этих вузов занимались, с одной стороны, фундаментальными научными исследованиями, а с другой стороны, совмещали этот процесс с прикладными разработками. На создание этого коллектива ученых ушло около 30 лет. Сейчас нужны новые специалисты и новые институты, и откуда это должно появиться, не очень понятно.

Чубайс сказал, что на это в двух словах ответить трудно, но он попытается. «Конечно, высшее образование в России нуждается в серьезнейших преобразованиях». Здесь он, впрочем, сослался на то, что в стране уже появились современные экономические школы. «Далее, — сказал он, — сейчас очень модно критиковать министерство образования и науки за неэффективность и непонимание общественных нужд. Я с этим категорически не согласен. 90% этой критики — плод недоразумений и 10% высказывается из политических соображений». На самом деле, по словам Чубайса, министерство образования и науки медленно, но верно перестраивает всю систему образования. Наконец ввели принятую в продвинутых странах модель зачисления в вузы по итогам единого государственного экзамена. Впрочем, ничто из этого не отменяет того, что сказал профессор Капица: шаги в нужном направлении предприняты, но этого еще далеко не достаточно. А наиболее перспективное нововведение — это инновационная школа в Сколково, которая ориентируется на международные стандарты. Кроме того, отметил Чубайс, МФТИ сейчас занимается созданием очень важной специальности — технических предпринимателей. Не инженеров и не экономистов, а особо обученных специалистов, которых нет в других странах.

Следующий вопрос поступил от главного редактора американского издания Scientific American Мэриетт ДиКристины — она поинтересовалась, сколько уже сделано из намеченного и существуют ли уже технологии, которые позволят добиться заявленных результатов. Чубайс ответил, что в каждой из упомянутых категорий уже есть компания, которая занимается разработками, а разработки, в свою очередь, находятся на разных этапах. Некоторые близки к производству коммерческого продукта (например, «Оптоган» и Plastic Logic).

По поводу препятствий на пути развития нанотехнологий высказался Карстен Кеннекер, главный редактор немецкого издания Scientific American. В Германии проблема связана с тем, что люди опасаются технических нововведений, потому что толком не знают, как это работает и какие у этого могут быть последствия для здоровья. «Есть ли такие моменты в России?» — спросил он. Чубайс ответил, что сомнения в новых технологиях — это закономерный этап их освоения. В России пока преобладает энтузиазм, который вскоре может смениться разочарованием и критикой, и это совершенно естественно.

После конференции представители некоторых изданий поделились своими впечатлениями о начале нынешней встречи Scientific American.

«Я впервые в России, впервые в Москве, — сказала Мэриетт ДиКристина. — Это красивый город. Мы приехали сюда в воскресенье, во второй половине дня. Погода была прекрасная, я успела немного погулять. Увидела множество прекрасных произведений архитектуры». По поводу дискуссии между Капицей и Чубайсом она сказала, что образование — это, конечно, важное основание для науки и что США, как и Россия, нуждаются в реформировании системы образования, что позволит им более эффективно развивать бизнес. Что касается визита в Москву, она ожидает узнать благодаря этому много нового.

«Меня очень впечатлил этот проект [РОСНАНО], — сказала Анна Клаудиа Феррари из бразильского издания Scientific American, — хотя я знала о нем и до этого. Меня особенно впечатлили цифры. В проекте есть вызов — и у него есть перспективы».

«Особенно мне было интересно узнать об идеях в области нанотехнологий. Хотя кое-кто и опасается этих технологий», — сказал Аднан Хамуи из Кувейта и пристально посмотрел на Карстена Кеннекера. «И конференция хорошо организована», — добавил он.

Карстен Кеннекер отметил следующее: «Я много в последнее время читал (в журнале Nature) о стратегических изменениях в отношении науки в России. Сегодня на конференции я убедился, что ситуация вполне укладывается в ту картину, которая у меня сложилась заранее — а именно, что наука, и, говоря уже, технологии, и, еще уже, нанотехнологии становятся всё более и более важными в российской повестке дня. Я вижу, что многие российские ученые говорят, что положение российской науки сильно ухудшилось после распада СССР, а сейчас снова стало лучше. Я не знаю, правда ли это, но такие сигналы поступают».

Дискуссию об образовании в России Кеннекер с интересом выслушал, но мнения по этому поводу не имеет, так как не знает российского контекста и не берется судить. Что касается всего мероприятия, он отметил, что эта встреча Scientific American отличается от обычных: «Как правило, мы просто встречаемся со своими коллегами из журнала и обмениваемся мнениями по поводу наших изданий, иногда обсуждаем новые планы, а здесь у нас целая программа мероприятий — вроде того, что только что было — и встреч с людьми, не относящимися непосредственно к Scientific American. Так что это особая встреча» (напоминаем, что в эту программу входит и мастер класс о публикациях в международных журналах 1 июня).

Мэриетт ДиКристина по этому поводу лаконично заметила, что у каждой страны и, соответственно, у каждой встречи своя специфика, но главный предмет — это всегда наука, а на этом фоне национальные вариации представляются вторичными.

Дэвид Суинбэнкс, руководитель восточноазиатского представительства Nature, сказал, что ему приятно видеть, что Россия инвестирует в науку, пусть даже в прикладную. «Мы, в общем-то, скорее заинтересованы в вопросах фундаментальной науки, и я надеюсь, что благодаря этой встрече я узнаю, сколько еще предстоит сделать, чтобы поддержать фундаментальную науку. О проблемах в этой области говорил профессор Капица: все так сосредоточены на прикладном и мало уделяют внимания фундаментальным исследованиям».

«Эта встреча в России, — продолжил он, — очень интересно организована. Это прекрасная возможность узнать много нового о том, что здесь происходит. Я надеюсь познакомиться со многими важными людьми, которые оказывают влияние на российскую науку. И я надеюсь, что по прошествии этих нескольких дней я получу более точное представление о том, что здесь происходит. Мой взгляд на вещи уже сильно изменился и продолжает меняться — в положительную сторону. Россия пережила очень трудный период после распада Советского Союза, многие ученые уехали из страны. Возможно, сейчас наступил поворотный момент, когда эти люди, увидев перемены, захотят вернуться».

Источник: Полит.ру, 31.05.2011

Поделиться
Rss-канал