"Вы представляете, как прет!"

Леонид Меламед с радостью сменил электроэнергетику на нанотехнологии. И пока не жалеет. /Светлана Зайцева. РБК #8/2008

 

Вообразите, что перед вами поставили задачу создать отечественный рынок нанотехнологий – объёмом 4 трлн. рублей – практически с нуля. За семь лет. И это притом, что пока нет единого мнения, что же такое эти самые нанотехнологии. Миссия невыполнима, скажете вы? Отнюдь, возразит бывший заместитель председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса Леонид Меламед. Именно он, как гендиректор «Роснанотеха», призывает бизнес вложить деньги в рынок, которого еще не существует. О том, как заставить частных предпринимателей поверить в нанотехнологии и стоит ли доверять своей интуиции, г-н Меламед рассказал в интервью журналу «РБК».


Работая в энергохолдинге, вы завоевали звание специалиста по стартапу. Какое будущее у старт-апа под названием «нанотехнологии»?

В проекте «Программы развития наноиндустрии до 2015 года» сказано: к 2015 году российскими предприятиями будет произведено нанопродукции на сумму свыше 4 трлн. рублей, что составит приблизительно 4% мирового рынка. Соответственно, объём последнего достигнет 1 трлн. долларов. Впрочем, недавно западные аналитики пересмотрели прогноз и сообщили, что к 2014-му году размер этого рынка в мире приблизится уже к 3 трлн. долларов. То есть 17% всех товаров на земном шаре будут либо целиком результатом нанотехнологий, либо хотя бы включать структурные элементы, произведённые с их использованием. Это поражает воображение!

Вы всерьёз верите таким прогнозам?

Я отношусь к ним все с большим доверием. Особенно после того, как посетил выставку нанотехнологий в Японии. Там даже сами японцы удивились: они-то ожидали увидеть около 150 выставочных нанопродуктов, а получилось — больше тысячи. Вы представляете, как «прет»!

У нас может «попереть», как в Японии?

Может. Но для этого надо поработать. В первую очередь, необходимо создать стимулы для отечественного бизнеса. Только тогда предприниматели станут вкладывать деньги туда, где прибыль больше, но и риски выше. Наша задача заключается в том, чтобы завлечь бизнес в инновационную рисковую экономику.

Как позиционирует себя «Роснанотех»?

Прежде всего мы определяем себя как госкорпорацию, содействующую бизнесу в наносфере. Мы ничего не собираемся производить самостоятельно. Наша задача — соинвестирование на наиболее рисковых этапах. Ни в одном из создаваемых совместных проектов «Роснанотех» не будет иметь контрольный пакет. Мы считаем, что он должен быть у самих бизнесменов. Как только они смогут обходиться без нас, получим свою норму прибыли и выйдем из проекта. Перед корпорацией не стоит задача заработать государству как можно больше денег. У государства есть другие источники доходов, в частности налоги.

Бизнес Вам верит?

Может быть. Но этого бизнесу мало для принятия решения. Подавляющему большенству бизнесменов хочется увидеть конкретные примеры, как кто-то уже сделал деньги на нанотехнологиях. Поэтому наша цель — наработать эти success stories. И не в виде потемкинских деревень, а как реальные проекты, которые придется собирать практически вручную, с обязательным выпуском конечного продукта. Кроме того, мы создаем мощную информационную базу, которая будет содержать прогнозные данные по рынкам и товарам. Это модели для бизнеса и любой предприниматель сможет глянуть и сказать, хочет ли он в таком-то году оказаться на таком-то рынке с такой-то продукцией. Бизнес ведь сегодня не видит, как можно зарабатывать на инновационных продуктах. Значит, нужно его таким видением вооружить.

Какие направления в наноиндустрии наиболее перспективны?

Есть много красивых венчурных проектов, которые могут целиком изменить лицо рынка. Например, адресная доставка лекарств в клетку и биосовместимая ткань - это абсолютно реальные перспективы. В продаже уже появились первые нанолекарства, правда пока единично. Массового выпуска нанопрепаратов мы ожидаем лет через десять.

В России, или за рубежом?

Вопрос интересный, потому что сегодня лекарственными средствами у нас торгуют в основном зарубежные фармацевтические концерны. Если в стране будет такой крупный фармконцерн, то перспектива производства у нас однозначно есть.

Какие заделы у России по линии наноиндустрии?

В настоящее время на российскую нанопродукцию приходятся десятые доли процента общемирового производства. С разработками положение получше. Они есть, но пока сложно оценить их коммерческий потенциал. К нам на экспертизу свои проекты приносит малый и средний бизнес. Мы ведем работу и с крупными отраслевыми объединениями, такими, как Росатом, Роскосмос, Объединенная авиастроительная корпорация, «Ростехнологии».

В 2007 году на развитие нанотехнологий «Роснанотеху» выделено 130 млрд. рублей. Как вы распределите эти средства?

В нашем финансовом плане на 2008 год на финансирование проектов с использованием нанотехнологий заложено около 15 млрд рублей. Оставшиеся средства мы будем размещать и получать от этого дополнительный доход. Подчеркну, у нас нет задачи зарабатывать на размещении, необходимо просто сохранить капитал.

На какой срок заключен Ваш контракт с «Роснанотехом»?

На 5 лет.

Говорят, что вашу кандидатуру на пост главы корпорации предложил то ли Михаил Фридман, то ли Анатолий Чубайс…

О рекомендации Михаила Фридмана не знаю ничего. Но, если он меня рекомендовал, я чрезвычайно ему признателен. У Анатолия Чубайса, как моего предыдущего работодателя, не могли не спросить, кто я такой. Если бы он меня плохо охарактеризовал, меня бы не взяли на работу.

Почему Вы согласились занять эту должность?

Мне интересно. Задачи интересные. А в патетику впадать не хочется.

Впадите, пожалуйста.

Пользу хочу приносить.

Как будет выглядеть команда «Роснанотех»?

Сейчас у нас в штате примерно 70 человек. Каким он будет в итоге, сказать сложно, так как пока мы не знаем количества проектов. Но финансовый план рассчитан на 270 человек.

По каким критериям подбираете людей в свою команду?

Я встречаюсь с каждым, кого я нанимаю на работу. Это моя обычная практика. Мы все кадры берем с рынка, наша задача — взять лучших в своем деле. Надо, чтобы у кандидатов горели глаза. Поскольку «Роснанотех» - инструмент государственной политики, для меня важно чтобы люди были патриотами. В хорошем смысле этого слова, а не патетическом.

Вы сейчас общаетесь с Анатолием Чубайсом и Александром Волошиным? Нет ли мыслей позвать бывших коллег в свою команду?

А вы думаете они пойдут?

Не знаю. А вдруг?

Маловероятно, они люди космического масштаба.

А Вы предлагали?

Только не надо на пустом месте интригу изобретать. Кстати, Чубайс у нас член наблюдательного совета. Я все жду, когда он начнет оказывать серьезное содействие. А он говорит, что времени нет. Анатолий Чубайс - человек правительственного пула. Правительство и позаботится о его трудоустройстве. Хотя, из РАО "ЕЭС России" мы несколько сотрудников уже приняли. Но у нас нет задачи, всех специалистов оттуда переманивать.

Вы являетесь акционером ИФК «Алемар». Продолжите управлять этим бизнесом?

Я не планирую из него уходить. Он уже исторически мой и очень мне нравится. Работая в госкорпорации, я не являюсь госслужащим, поэтому иметь собственный бизнес мне не запрещено.

«Алемар» будет взаимодействовать с «Роснанотех»?

Ни в коем случае. Я всегда щепетилен по отношению к конфликту интересов. «Алемар» и с РАО «ЕЭС России» не сотрудничал до тех пор, пока я не ушел из концерна.

Как развивается Ваш телекоммуникационный проект Effortel?

Сейчас мой телекоммуникационный бизнес разделён на две части: российскую и европейскую. В Европе мы развиваем проект виртуального мобильного оператора, а в России создаем мультисервисную телекоммуникационную компанию.

Значатся ли в Ваших планах новые бизнес-проекты в других областях?

Нет. Я считаю, что всегда надо сосредотачиваться и «долбить в одну точку», если хочешь добиться успеха.

У Вас уже три точки получается…

У меня сейчас физически нет возможности заниматься чем-либо ещё кроме «Роснанотеха».

Вы бывший научный сотрудник, кандидат экономических наук. Не жалеете, что ушли из науки?

Я ни о чем не жалею. Все равно из меня ученый не получился бы. Для науки нужен глубокий, сосредоточенный, отрешенный ум. Я видел массу умнейших людей, умнее меня на порядки, но они не способны были принять определенное количество решений среднего качества в единицу времени. А это необходимое для менеджера умение. То есть у человека науки какое-то конкретное решение может быть значительно лучше, чем у меня, но тогда, когда оно уже никому не нужно. Бизнесмен в день принимает 100 решений. При этом 20 из них окажутся ошибочны, и вы их в следующие сутки будете исправлять, а качество 80 оставшихся определяет качество бизнеса. Мне в бизнесе очень комфортно. Это как искусство. Здесь преуспевают абсолютно разные люди. Вот проанализируйте состав самых успешных наших предпринимателей. Есть интеллигентные и не очень, есть мягкие и с железными локтями, есть «аналитики», а есть действующие интуитивно.

Вы себя к кому причисляете?

В бизнесе далеко не все можно описать с помощью логики. Не могу сказать, что я импульсивный, но давно не пытаюсь разложить все по полочкам.

Часто ли интуиция оказывается права?

Себе надо всегда доверять. Даже если потом выясняется, что ошибался. Нельзя двигаться вперед, не совершая ошибок. Если ты хочешь оградить себя от них - твой бизнес умер. Бизнес — это практика. Пусть из пяти шагов один будет в бок, другой – назад, но ты будешь куда-то двигаться.

Вы родились в Петербурге, выросли на Урале, работаете в Москве. Нравится ли вам в столице?

У меня здесь работа, бизнес, люди, за которых я отвечаю. Но в Москве так мало солнца, много суеты.

Где лучше? Может, в Питере?

А вот вы знаете, сколько там солнечных дней?

Нет.

А я знаю. Их там 68! В Москве — 75, а в Сочи 300! Я этот вопрос детально изучил.

Может тогда лучше жить в Сочи…

А я туда и езжу время от времени.

Ваши дети пойдут по вашим стопам?

У меня трое детей. Двое – еще учатся: сын в школе, дочь в институте. Чем они займутся в жизни - их личное дело, у меня демократия. Я им говорю: «Ребята, мне все равно, что вы для себя выберете. Главное — «балдеть» от своего дела».

А если они ничем не захотят заниматься?

Это уже тяжелый случай. К сожалению, у детей состоятельных родителей бывают проблемы с самомотивацией. Они видят, что многие вещи на них сыплются, как манна небесная. И они не понимают, что за этим стоит, думают, что так и должно быть.

Может, в другую квартиру их отселить? Или за границу учиться отправить?

Вы ещё предложите бить ежедневно! Нет, не мои это методы.

Каким вы видите себя через 10 лет?

Так, записывайте! Моложе на 10 лет, чем сегодня, рост 190 см, глаза голубые, волосы черные, курчавые. Цвет кожи темный. (Смеется)

У вас есть друзья среди бизнесменов?

Конечно! В РАО "ЕЭС России" я много общался с представителями крупного бизнеса и подчас объезжал офисы этих милых людей. Вот если список миллиардеров сейчас открыть, то я лично знаком с 27 из 30 предпринимателей. Надеюсь, что у меня со всеми хорошие отношения. Но не могу утверждать, что кто-то из них мой близкий друг, кроме бывшего зампреда правления РАО "ЕЭС" Михаила Абызова. Остальные друзья — из детства.

А общаетесь ли вы со своим полным тезкой – президентом МТС Леонидом Меламедом?

Он мой хороший приятель. Кстати, нас часто путают. Как-то на экономическом форуме подошел журналист с вопросом о планах покупки компанией ОАО «МТС» крупнейшего сотового оператора в Армении. Ну, я над ним пошутил: рассказал о намерениях и добавил, что еще компания интересуется приобретением армянского радио. Он даже поверил. Правда, потом я все-таки представился. А иногда даже поздравления с чужим днем рождения принимаю. Звонят и начинают поздравлять. Искренне так. И что я, перебивать буду? Человек такие приятные вещи говорит, надо дать ему высказаться. Недавно вот из приемной Владимира Евтушенкова звонили, информируют: Владимир Петрович ждет Вас завтра в 12 часов в аэропорту, вы летите с ним в Киев. Я, разумеется, не против с таким человеком в Киев слетать, но приходится говорить, что я не тот Меламед. (Смеется)

Чем вы занимаетесь в свободное время?

Люблю читать. С детства осталась привычка читать по три-четыре книги одновременно. Долго маялся, не мог выбрать, что именно читать, пока не натолкнулся на список «100 лучших книг тысячелетия». Теперь так по этому списку и «чешу». Что не возьмешь — классная литература.

Как же у вас время находится?

А я с детства читаю везде: за едой, на ходу. Приду с работы, крыша едет, но не засну, пока в книгу не уткнусь. Поэтому раньше двух ночи спать не ложусь. Вот сейчас читаю Чарльза Диккенса, Марка Твена, Йена Макьюэна, Томаса Лав Пикока.

А как относитесь к активным видам спорта?

Люблю на роликах прокатиться. Это так классно – скорость на ногах! Еще мне нравится настольный теннис. А вот машину в Москве не вожу. Это отдельная работа – управлять автомобилем в нашей столице.

Опрос

Где вы одеваетесь?

У меня есть любимый магазин, который я ни за что не стану рекламировать, но который исполнил мою мечту. Я ведь ненавижу магазины всеми фибрами души. Так вот в этом магазине меня «упаковывают» целиком. Приезжаю к ним раз в году, провожу у них часа три и получаю полный комплект одежды: носки, ремни, ботинки, брюки... Вдобавок еще выдают рекомендации, что с чем лучше сочетается. Теперь я просто счастлив.

Любимый аксессуар?

Я ненавижу галстуки. Вот, помню, в РАО "ЕЭС России" мучился. Боролся с Анатолием Чубайсом за свободный стиль одежды. Еле уговорил его на послабление дресс-кода по пятницами.

Какая кухня нравится?

Она должна быть грамотно спланирована. Желательно - не мной. Любимый ресторатор – Анатолий Комм. У него отличный ресторан молекулярной кухни на Кутузовском, «Грин Гриль» на Петровке, «Харчевня Комм.А» в Жуковке. Классно готовят. Он очень талантливый ресторатор, а главное – сам балдеет от этой работы, торчит сутками в своих ресторанах.

А в каком стиле оформлен ваш дом?

В каком арендован, в таком и оформлен. По-купечески.

Какое главное место в доме?

Библиотека.

Ваш любимый цвет?

Мне нравится яркое. Не люблю черное.

Какую марку телефона и ноутбука вы предпочитаете?

Мне все равно, какой у меня телефон. Самое важное – знать, на какие кнопки нажимать. Сейчас - Samsung, ему лет сто уже. Дети мои смеются, говорят – отстой. Но я брендоустойчив! А в путешествиях пользуюсь ноутбуком Sony.

Какие любите крепкие напитки?

Я почти не пью. Не нравится. Иногда могу выпить портвейна, потому что он сладкий. Редко - виски.

В каком городе мира вы бы хотели жить?

Точно в России. А с точки зрения не качества жизни, а визуального восприятия, мне очень нравится Смоленск.

Поделиться
Rss-канал