"Российская госкорпорация надеется наладить в Казахстане нанопроизводство уже в ближайшие годы"

В мае 2008 года в рамках первого визита Дмитрия Медведева в Казахстан генеральным директором ГК "Роснанотех" Леонидом Меламедом и председателем правления АО "Фонд устойчивого развития "Казына" Арманом Дунаевым было подписано соглашение о взаимодействии. Как объявили тогда подписанты, документ регламентирует сотрудничество двух структур в коммерциализации нанотехнологий, а также в формировании конкурентоспособной наноиндустрии в России и Казахстане.

О том, как воплощаются в жизнь зафиксированные на бумаге договоренности, в интервью Панораме рассказал управляющий директор ГК "Российская корпорация нанотехнологий" Михаил ЧУЧКЕВИЧ.

***

 - Почему Казахстан заинтересовал "Роснанотех?"

- Казахстан и Россия - традиционные партнеры, и это главный фактор нашего приоритетного внимания к сотрудничеству именно с вашей страной. На сегодняшний день в РФ есть довольно внушительный запас нанотехнологических разработок, которые успешно внедряются как частными, так и государственными компаниями в различных отраслях экономики.

Будучи государственной корпорацией, "Роснанотех", с одной стороны, действует как крупный рыночный инвестор, а с другой - большое внимание уделяет социальному эффекту, который возникает в результате создания того или иного нанопродукта. Мы четко видим, насколько в ближайшие 5-10 лет жизнь простого человека изменится в связи с тем, что нанотехнологии начинают применяться в производстве обычных стандартных видов продукции, улучшая ее качество. Практическое внимание к улучшению жизни людей мы видим и в Казахстане и готовы объединять усилия.

Мы готовы делиться с Казахстаном не только технологиями и научными разработками, но и опытом коммерциализации нанотехнологий. Еще конкретнее - мы предлагаем сотрудничество в создании производств в РК и РФ. Коллеги из ФУР "Казына" и Национального инновационного фонда (НИФ) заинтересованно встретили наше предложение, и сейчас стороны работают над объединением финансовых и управленческих ресурсов для реализации совместных проектов.

- Какие конкретные наноразработки внедрены госкорпорацией в производство в России?

- В нашем активном портфеле проектов есть разработки в биотехнологиях и медицине, включая производство препаратов для лечения рака и очистки крови, есть технологии, связанные с энергетикой, авиацией, машиностроением, изготовлением стройматериалов и многими другими отраслями.

Ключевыми проектами казахстанско-российского сотрудничества должны стать проекты в области солнечной энергетики, машиностроения, переработки нефти. Один из них - это изготовление солнечных батарей для космических спутников, где российская сторона пригласила НИФ стать партнером НПО "Квант", с тем чтобы Казахстан получил доступ к нашим самым передовым технологиям.

Второй проект более масштабный - производство солнечных батарей наземного и космического базирования на технологиях российского научно-производственного предприятия (НПП) "Квант". Такие батареи можно "наклеить" на гибкую черепицу на крыше дома и питать электричеством от них полностью все здание. Или прикрепить к банкомату и не искать для него подходящей розетки. В России эти батареи уже продаются в розницу - пока дорого, как раз из-за того, что производство небольшое, всего около 2 млн киловатт-часов в год. Мы предлагаем построить казахстанско-российское предприятие мощностью 30-50 мегаватт в год. В рамках проекта нами будет совместно разработано технологическое оборудование и ноу-хау, позволяющее производить солнечные батареи на мировом уровне или выше. Это существенно удешевит стоимость киловатт-часа солнечной энергии, что, в свою очередь, позволит гораздо более масштабно применять ее в экономике.

Еще один социально значимый проект для сотрудничества - это производство оборудования по очистке воды на основе нанотехнологий. На сегодняшний день в России применяются технологии, позволяющие ставить в квартиры, общественные заведения и офисы для бактериологической защиты питьевой воды так называемый отдельный "третий кран", который удобен в использовании и недорог. Также уже сегодня у нас выпускаются фильтрующие картриджи для бытового использования. Сегодня бытовые фильтры и большинство иных систем очистки в Казахстан импортируются. Между тем их можно производить, например, непосредственно в Астане.

В июле мы обсудили очень существенные проекты по переработке нефти и производству битума с использованием российских нанотехнологий, выпуску вспенивающейся огнезащитной краски, которая защищает конструкцию здания при пожаре. Мы обсуждали изготовление в Казахстане современных клапанов для насосов с нанопокрытием и новых насосов погружного типа, используемых в нефтяной промышленности.

Практически по всем нашим предложениям мы нашли партнеров в РК как из государственного, так и из частного секторов. По рекомендации фонда "Казына" провели переговоры с компанией "Казахстан инжиниринг", которая, возможно, будет нашим партнером по одному из двух проектов по солнечной энергетике и проекту по нанопокрытиям.

Мы видим, как использование нанотехнологических решений на практике позволит увеличивать конкурентоспособность той продукции, которую сегодня выпускают казахстанские предприятия.

- Проработаны ли предлагаемые вами проекты настолько, чтобы, например, уже завтра наша сторона могла бы быстро рассмотреть бизнес-план и начать финансировать такое производство в Казахстане?

- Большинство тех проектов, которые мы предлагаем, уже являются конкретными производствами в России. "Роснанотех" финансирует только те проекты, которые конкурентоспособны на мировом рынке и, как правило, производят продукцию, превосходящую существующие мировые аналоги. Поэтому такая продукция успешно продается за рубежом. И именно такого рода продукцию мы предлагаем производить казахстанским партнерам. В этом смысле все наши проекты абсолютно готовы для того, чтобы совместно делать бизнес.

Что касается бизнес-планов и начала реализации проектов в Казахстане, я считаю, что помощь - это не тогда, когда ты делаешь что-то за партнера, а когда ты помогаешь ему сделать что-то хорошо самому. Если партнеру это надо. В этом смысле мы предоставили нашим казахстанским друзьям все возможности: доступ к нашим предприятиям, необходимую информацию об использовании нанотехнологий, экономике проектов и т. д. И эта информация может быть использована партнерами для разработки бизнес-планов, которые будут учитывать их понимание ведения дел в Казахстане. Со своей стороны мы готовы договариваться о конкретных сделках с учетом такого понимания.

Иной путь мне кажется неперспективным, непрактичным. Нецелесообразно нам придумывать за наших казахстанских партнеров, чего они хотят, и предлагать это обсуждать. То, что Казахстан хочет взять, мы готовы в партнерском порядке предоставить.

- В каких секторах могут применяться нанотехнологии?

В той или иной степени в ближайшие 10 лет с приходом нанотехнологий существенно изменится развитие многих отраслей экономики: энергетики, транспорта, машиностроения, большие изменения ожидаются в медицине и электронике и т. д. Во всех этих сферах есть место композитным материалам, смазкам с присадками из наноструктурированных материалов, тончайшим упрочняющим и защитным нанопокрытиям, светодиодам, выращенным с применением нанотехнологий, и т. д.

Важно, что наши партнеры - ФУР "Казына" и НИФ - разделяют наше убеждение: чтобы быть конкурентоспособным завтра и послезавтра, надо сегодня инвестировать именно в нанотехнологии, а не только в обычные инновационные проекты. Дело в том, что если мы сегодня будем вкладываться в традиционные технологии, которые, будучи инновационными, используют материалы, структурированные на микроуровне, то мы будем иметь успешный бизнес в ближайшие 5-7 лет. А следом придут нанотехнологические бизнесы, которые вложились в нанотехнологии тогда, когда мы только заходили на микроуровень. Уверяю вас, они победят. Потому что переход от микроструктурирования материала к наноструктурированию, как правило, дает прирост качества и эффективности в конечном продукте в объеме от 30% и выше и, следовательно, мощное преимущество продукции на рынке.

Поэтому, исходя из такой постановки вопроса, в России и правительство, и лично Президент уделяют большое внимание работе нашей госкорпорации. И от нас ждут в очень жестком режиме практических результатов.

- В каком формате вы планируете работать с ФУР "Казына" и Национальным инновационным фондом?

- Наша совместная деятельность может быть разделена на 3 блока. Первый - это работа по созданию совместного российско-казахстанского межотраслевого нанотехнологического венчурного фонда, что было оговорено в рамках соглашения, подписанного между "Казыной" и нами в мае. Предварительно обсуждается, что каждая из сторон - НИФ и "Роснанотех" - проинвестирует по $50 млн в уставный капитал фонда. И совместно мы привлечем дополнительные международные инвестиции в нанотехнологические проекты. В рамках рабочих встреч 31 июля НИФом также предложено пригласить в этот фонд Российскую венчурную компанию (РВК). Мы имеем неплохой опыт сотрудничества с РВК в России, но необходимо обсуждать детали.

Принципиальных проблем в нашем сотрудничестве я не вижу, поэтому уверен, что в течение августа мы сможем согласовать с НИФом все практические моменты, необходимые для подписания предварительного соглашения о создании фонда. И, по плану в сентябре в рамках российско-казахстанского форума приграничного сотрудничества мы надеемся подписать соответствующий документ.

Этот фонд будет финансировать проекты среднего масштаба с участием фонда в размере до $30 млн. Крупные проекты или проекты специального характера, требующие особой отраслевой компетенции или имеющие исключительное значение для наших государств, мы планируем реализовывать с казахстанской стороной в рамках прямых соглашений. Мы обсуждали такого рода работу с нацкомпанией "Казахстан инжиниринг" по проекту развития солнечной энергетики наземного базирования. Это большой проект, который суммарно может быть оценен в $400 млн, его реализация займет около пяти лет. Но он реально дает обеим странам очень существенное технологическое преимущество на рынке солнечной энергетики. Мы будем в состоянии конкурировать с зарубежными компаниями, являющимися лидерами в этом направлении.

- В Казахстане есть опыт сотрудничества с российскими производителями высоких технологий по созданию спутника, который мы в итоге недавно "потеряли". Где гарантия того, что история не повторится и предлагаемые Казахстану нанотехнологии окажутся не такими перспективными, как вы обещаете сейчас?

- Определенный технологический риск, безусловно, есть в любом инновационном проекте. Другое дело, что мы предлагаем Казахстану проекты по производству технологий, которые уже испытаны на практике в России и поэтому допущены к производству.

Второй момент - в госкорпорации "Роснанотех" создана исключительно эффективная система независимой экспертизы научной и технологической составляющей каждого из проектов, которые подаются нам для финансирования. В нашей базе экспертов - ведущие российские и международные специалисты по всем ключевым отраслям.

Научная экспертиза абсолютно независима, то есть ни проектант, ни даже управляющий директор группы, который ведет проект, не знают, кто анализирует и дает заключение по нему. Все эксперты проходят отбор по специальной системе - это первый и исключительно высокоэффективный фильтр. Аналогичная система работает в Германии и в США.

Второй фильтр - "Роснанотех" финансирует только создание или расширение действующего производства. Это означает, что мы не берем на себя риски, связанные с проведением научно-исследовательской работы. Она уже завершена на момент, когда мы работаем с заявителем. И мы имеем подтверждение положительных результатов, понимание, как выглядит технологическая линейка, для того чтобы выйти на массовое производство.

А дальше вступает в дело наша инвестиционная экспертиза, которая также построена максимально эффективным образом. Госкорпорация приглашает за свой счет на каждый из проектов лучших юристов, финансистов, которые проверяют состояние предприятий, которые к нам приходят за финансированием. И совместно с заявителем проекта они формируют максимально эффективную рыночную стратегию и структуру сделки, которая учитывает интересы всех сторон и снимает большинство традиционных рисков.

В связи с этим после того, как проект проходит через "чистилище" нашей научно-технической и инвестиционной экспертизы, мы уже с исключительно высокой степенью вероятности понимаем, что у нас качественный проект. Эффективность подтверждается, пожалуй, еще и тем, что проекты во время прохождения экспертизы по формату существенно изменяются. Мы работаем с заявителем и находим тот оптимальный формат, который позволит компании добиться успеха. Мы сразу задаем будущей продукции планку международного рынка. И помогаем своим деловым опытом заявителям вырасти под эту планку. Люди в результате нам очень признательны.

Именно потому, что у нас созвучные цели с "Казыной" и что у нас исключительно похожие принципы работы, когда важна команда, эффективность, ответственность, мы так быстро нашли общий язык. Цель нашей корпорации - создать достаточно успешные частные и государственные технологические компании в различных секторах экономики, которые после завершения работы с нами дальше сами как двигатели подтянут свои отрасли, получив вкус к зарабатыванию денег с использованием нанотехнологий.

И это будет хорошая конкурентная модель экономики. Именно такую модель мы надеемся выстроить и во взаимодействии с "Казыной", с которой нашли понимание по вопросам преобразования нашей промышленности и жизни с учетом нанотехнологического будущего.

- Когда может быть запущен в Казахстане первый проект по производству продукции на основе нанотехнологий?

- Если в сентябре подпишем принципиальное соглашение по созданию фонда, то сможем перейти к практическим мероприятиям по реализации 5-7 проектов. В августе состоится визит руководителей казахстанских предприятий в Россию и ответный визит представителей технологических компаний, работающих с госкорпорацией "Роснанотех", в Казахстан, чтобы четко определить, какое практическое применение для конкретных технологий есть в вашей стране. После этого можно будет договариваться о формате сотрудничества. В свою очередь мы будем прикладывать максимум усилий для того, чтобы до конца года было подписано несколько итоговых инвестиционных соглашений, предусматривающих создание в Казахстане промышленных предприятий с применением нанотехнологий.

- Сколько времени проходит от идеи создания до начала работы предприятия?

- В практике "Роснанотеха" с момента получения заявки до принятия решения о финансировании проходит до 6 месяцев. Это разумный срок, который позволяет разобраться в технологии, найти ей практическое применение, построить стратегию бизнеса, договориться об условиях и подписать итоговый документ. Строительство предприятия занимает от 6 месяцев до двух лет, в зависимости от степени готовности инфраструктуры и сути проекта. Портфель проектов, который мы предложили казахстанским партнерам, предполагает как очень короткие сроки начала производства, так и сроки до пяти лет, в зависимости от масштаба.

- Сколько всего в портфеле "Роснанотехнологий" действующих предприятий, производящих нанопродукцию?

- Это очень сложный вопрос, потому что на сегодняшний день нам подано более 600 заявок. Часть из них не получит нашего финансирования, поскольку технология еще в стадии НИОКР. Но большинство заявок поданы от действующих предприятий. В России достаточно много производств, внедряющих нанотехнологии, просто их размер не всегда велик. Потому что непросто найти финансирование, пробить рыночные барьеры, договориться с отраслевыми потребителями. Им необходима помощь, чтобы выйти на более масштабный рынок. И мы им такую помощь предоставляем.

Ерке ТУЛЕГЕНОВА, Астана

Казахстанская еженедельная газета "Панорама" 22.08.2008

Поделиться
Rss-канал