"У нанотехнологий в России есть будущее"

К 2014 году 17% всех товаров, производимых в мире, будут или включать элементы нанотехнологий, или целиком являться результатом применения нанотехнологий. Это большой рынок, и Россия намерена занять на нем сильные позиции. Для решения этой амбициозной задачи в стране создана "Российская корпорация нанотехнологий» (Роснанотех). О ее целях, задачах и проблемах мы беседуем с ее генеральным директором Леонидом Борисовичем Меламедом.

Какие области народного хозяйства Вы считаете наиболее перспективными для внедрения нанотехнологий?

Я думаю вопрос надо поставить еще шире. Мы живем в глобальном мире, и нанотехнологии уже влияют на мировую экономику. Сегодня видно, где за счет нанотехнологий будут достигнуты наибольшие прорывы, которые окажут влияние на жизнь людей.

Приведу несколько примеров. Успешное освоение нанотехнологий в скором времени может привести к качественным изменениям в медицине. Одна только адресная доставка лекарств в пораженные клетки позволяет максимально эффективным образом бороться с очень большим количеством заболеваний. В настоящее время ведется активная работа в этом направлении.

Еще одно важное направление – биосовместимые ткани. Овладев этой технологией, человечество получит возможность производить замену больных органов на здоровые, без необходимости решать этические проблемы, связанные, например, с донорством, пересадками и т.д.

Широкое применение нанотехнологии получат в материаловедении. Уникальные свойства материалов, которые уже можно получать, найдут применение во всех отраслях. В частности, нанотехнологии уже сегодня позволяют получить углеродные материалы, прочность которых в несколько раз выше, чем у стали. Эти новые материалы в несколько раз легче, чем сталь, они обладают хорошей электро- и теплопроводностью. Понятно, что самые разные отрасли промышленности от аэрокосмической до производства бытовой техники будут стремиться применять эти инновации.

Наноэлектроника - еще одно перспективное направление нанотехнологий. Сегодня передовые мировые фирмы приступают к выпуску электронных микросхем по технологическим нормам 90 и 65 нанометров. Корпорация «Интел» объявила, что через несколько лет будет выпускать процессоры, размер базовых элементов будет 32 и даже 10 нанометров. Это даст нам совершенно новые возможности по наращиванию быстродействия электроники и ее миниатюризации.

Безусловно, в глобальной экономике применение нанотехнологий самое разнообразное, но все же вернемся к развитию нанотехнологий в России. По каким направлениям наша страна уже сегодня может выйти на мировой рынок с конкурентоспособной продукцией?

Тут важно разделить два понятия. Первое - это конкурентоспособная продукция, которая производится и продается. Второе – это сами разработки, т.е. основа будущей продукции.

Наша давняя беда, еще с советских времен, заключается в том, что наша промышленность плохо «усваивает» научные разработки. Поэтому сегодня мы стартуем с достаточно скромных позиций. Для сравнения, в Японии производятся тысячи видов нанопродукции. В России же можно говорить о единичных продуктах, которые пользуются спросом на мировом рынке. Это, в первую очередь, катализаторы, применяемые в нефтехимии. Нефтедобывающая промышленность у нас всегда хорошо финансировала науку, потенциал, оставшийся с советских времен не был утрачен, и поэтому в этой области есть конкурентоспособная продукция.

Следующий пример - нанопорошки. Так называемые ультрадисперсные частицы используются для упрочнения покрытий, при легировании стали, в присадках к маслам и топливам.

И, наконец, как это ни странно, буквально за счет усилий одной группы энтузиастов, у России очень неплохие позиции в области наномикроскопии. Это атомно-силовые и зондовые микроскопы, продажи которых сегодня идут в несколько десятков стран мира, в том числе и в ЕС.

Так что сегодня мы можем констатировать успехи на отдельных направлениях, но у нас пока не создано собственной уникальной продукции, не имеющей аналогов в мире.

Что касается перспективных разработок, то тут ситуация лучше. Например, наши ученые осуществили прорыв в области разработок наномембран, которые используются в различного рода фильтрах, в том числе и для очистки воды. У «Единой России» есть проект «Чистая вода», и наша госкорпорация приложит все усилия, чтобы он успешно осуществлялся.

Успешно реализована и разработка нового лекарства: нашими учеными изобретен эзомепрозол, противоязвенный препарат на основе нанотехнологий.

Осуществление масштабных планов корпорации невозможно без привлечения частных инвестиций. На каких условиях Вы планируете сотрудничать с бизнесом? Это будет частно-государственное партнерство или иные формы?

Я частно-государственное партнерство понимаю так: допустим, корпорация участвует в проекте и приносит государственные деньги, но помимо этого привлекает и частный капитал. Согласно этой точке зрения любой проект, в который мы войдем, автоматически становится результатом частно - государственного партнерства.

В проекте «Программы развития наноиндустрии до 2015 года» четко сказано о главной задаче «Роснанотеха». Состоит она в том, что корпорация создаст такие условия, что к 2015 году российскими предприятиями будет произведено нанопродукции на сумму свыше 4 триллиона рублей.

Для решения этой задачи понадобится инвестировать в России в основной капитал, инфраструктуру и технологии более 800 млрд рублей дополнительно к тому, что инвестирует корпорация. Как вы знаете, государством Роснанотеху выделены намного меньшие суммы и это означает, что основные деньги должен вложить бизнес.

Таким образом, наша основная задача создать условия, чтобы бизнес вкладывал деньги в наноиндустрию. Самые главные инструменты, с помощью которых будут эти условия создаваться, это соинвестирование с бизнесом, снижение рисков для бизнеса, которые всегда велики в инновационных сферах.

Нам нужно создавать технико-внедренческие зоны для бизнеса, где имеется соответствующая инфраструктура, действуют экономические льготы и стимулы. Такие технико-внедренческие зоны сейчас находятся на стадии становления, и Роснанотех будет им оказывать всяческое содействие в том, чтобы в них появлялись нанокластеры, где бы могли совместно работать разработчики и производители из разных областей науки: физики, химии, материаловедения и биотехнологий.

Есть ли уже примеры успешно функционирующих технико- внедренческих зон у нас в стране?

Пока в стране созданы только три ТВЗ - это Дубна, Зеленоград и Томск. Наиболее успешно из них стартовала Дубна, и мы ведем переговоры, чтобы создать там нанокластер. Мы помогаем бизнесу тем, что создаем центры коллективного пользования дорогостоящим научным и технологическим оборудованием и вкладываем в образовательные проекты по подготовке специалистов.

Государственное финансирование разработок по нанотехнологиям предполагается в объеме 180 млрд. рублей. Этих средств недостаточно. Откуда Вы еще ожидаете поступления средств?

Капитал корпорации - 130 млрд. рублей, но есть еще масса Федеральных целевых программ (ФЦП) разного рода, которые так или иначе связаны с наноиндустрией. Мы выше уже упоминали среди перспективных направлений наноэлектронику. Так вот у госпрограммы «Микроэлектроника», которая начинает действовать с 2008 года, есть подпрограмма «Наноэлектроника». Большие средства вкладываются в наноиндустрию также через ВПК и Гособоронзаказ.

Есть также средства, которые выделены Российской Академией Наук на научные разработки по нанотехнологиям. По нашей оценке, в ближайшие пять лет в сумме это даст еще 5 млрд. долларов на создание исследовательской базы для наноиндустрии.

Как будут распределяться эти деньги по направлениям исследований в процентном соотношении?

У нас есть финансовый план, по которому эти деньги разделены между инвестированием в проекты, инфраструктурными программами и образовательно - популяризаторскими программами. По направлениям исследований средства еще не разделены. Как я уже говорил, проектов не так много. Задача, стоящая перед Роснанотехом, заключается в масштабировании уже имеющихся разработок. Поэтому на первом этапе мы финансируем все проекты, которые заканчиваются выходом на рынок конкурентоспособной продукции.

Как определяется конкурентоспособность проектов?

Очень просто: во-первых, по показателю реализации продукции. Во-вторых, мы работаем с бизнесом. Ни один бизнесмен, как Вы знаете, в убыток себе работать не будет. Так что жизненность проекта определяют законы рынка. В проект мы всегда соинвестируем и оговариваем, что наш пакет акций меньше контрольного, таким образом, контрольный пакет акций достается бизнесу, который вложил свои деньги и собирается получать прибыль.

Что представляют собой поступающие в Роснанотех проекты? Кто может подать Вам заявку?

Одновременно с созданием корпорации было объявлено о начале приема заявок. Подавляющее большинство этих заявок представляют собой запросы на научно-исследовательскую деятельность (НИР) и опытно-конструкторские работы (ОКР), которые как раз мы не собираемся финансировать, за исключением тех случаев, когда это необходимо для реализации наших проектов. Если, например, есть производство ярких светодиодов, надо быть впереди рынка, нужны исследования – значит, этот ОКР мы финансируем. Другие исследования будут финансироваться в рамках Федеральных программ.

Что касается подачи новых заявок, то мы открыты для предложений. Поэтому подать заявку могут как юридические лица, допустим, научный институт, лаборатория и т.д., так и обычные граждане. Конкурсные заявки проходят строгий отбор. Для этого в госкорпорации создан механизм качественной и многоступенчатой экспертизы. Возможно, будем привлекать и зарубежных экспертов.

Насколько новые нанотехнологии будут «чисто российской научной разработкой» или планируется покупать их за рубежом?

Альтернативы тут нет. Надо производить конкурентоспособную продукцию на базе лучших разработок. Если для этого имеется наш материал, будем его использовать, если западные достижения лучше, то нужно покупать у них. Но не стоит обольщаться перспективами зарубежных заимствований: продавцами технологий являются ведущие мировые компании, и они не горят желанием нам продавать современные технологии, предлагают только устаревшие. Поэтому, в первую очередь, будем делать ставку на отечественные разработки.

Есть и еще важный момент. Развитие науки и техники идет стремительными темпами. Даже приобретенная однажды технология требует модернизации и улучшения, как правило, собственными силами.

Какова самая ближайшая цель корпорации?

Сделать пилотные проекты, сформировать платформу для прихода в проект бизнеса. Дать сигнал нашим предприятиям, что в инновационной сфере можно успешно зарабатывать. Ведь бизнес придет только тогда, когда увидит, что кто-то уже на этом успешно зарабатывает.

По каким критериям будет определяться успешность деятельности корпорации? По количеству внедренных проектов?

Показатель успешной деятельности - вырученные деньги. Одно лишь количество проектов не является критерием эффективности деятельности корпорации. Вместе с тем, эти вещи взаимосвязаны, и мы заинтересованы в том, чтобы было больше эффективных конкурентоспособных проектов.

Есть и еще один критерий. Научно технологический прорыв - это совместные усилия науки, бизнеса, промышленности, и от того, насколько эффективно мы все это объединим, зависит будущее развитие нанотехнологий в России.

Журнал «Химия и бизнес» № 1 (89) от 01.02.2008

Поделиться
Rss-канал