Интервью Анатолия Чубайса главному редактору Business FM Илье Копелевичу

Анатолий Чубайс рассказал главному редактору радиостанции Business FM Илье Копелевичу о том, что стоит за сообщениями о его уходе с поста председателя правления компании РОСНАНО, и дал свой прогноз о курсе рубля.

Илья Копелевич, главный редактор радиостанции Business FM: Что, на Ваш взгляд, является для Давоса определяющим и главным в этом году? Какая глобальная, мировая тема является ключевой?

Анатолий Чубайс, председатель правления ОАО «РОСНАНО»: Последние два-три Давоса были тревожными, проходили на фоне предельно неустойчивого выхода из кризиса: выход, снова обрушение. На этот раз по экономике мир в целом выбирается или, я бы сказал, выбрался из кризиса. Европа после последнего спада 2013 года — уже видно по квартальной динамике — в 2014 году точно будет в плюсе, причем, видимо, в заметном. Соединенные Штаты в плюсе уже были в 2012 году, и на 2014 год у них довольно хороший прогноз. В этом смысле главный шок вроде бы пройден.

Давос в нынешнем году, как я понимаю логику организаторов, хочет выйти на какие-то более глубинные проблемы. Поэтому главной темой сегодня, как это ни странно, будет здравоохранение, образование, вообще вклад в человеческий капитал — то, что, как мы все понимаем, по-настоящему формирует конкурентоспособность стран. Это нетрадиционный для Давоса срез, но логика его появления мне кажется обоснованной. Интересно, что об этом будет сказано.

Илья Копелевич: Это тема не сиюминутная, а более крупного калибра. Кого будут слушать, к кому прислушиваться, поскольку тема не сиюминутная, а более крупного калибра?

Анатолий Чубайс: Это правда. Это очень близкая для меня тематика, потому что это и есть инновационная экономика. Страновые инновационные модели — прямо связанная с ней тема. В этом плане, конечно, есть глобальные лидеры. И это не обязательно Соединенные Штаты или Германия. Это, например, Финляндия и Израиль, Тайвань и Сингапур. В этом смысле их состав известен. А вот что свежего и нового и что у нас в стране создается в этой сфере — здесь есть, с кем обменяться, и есть, кого послушать.

Илья Копелевич: Что мы можем рассказать по этим темам? Что у нас в действительности создается? Есть ли у нас примеры создания инновационной, новой экономики, причем той, в которой непосредственно частный элемент играл бы ключевую роль, а не только попытки государства простимулировать что-либо, передавая с рук на руки от одного правительства к другому?

Анатолий Чубайс: Вы примерно попали в мой ответ. Хотя я бы чуть-чуть иначе расставил приоритеты. Во-первых, я считаю, что те действия, которые осуществляет государство последние 4–5 лет по запуску инновационной экономики, являются абсолютно своевременными и обоснованными. И хотя мы явно видим некоторую борьбу вокруг этих шагов и явные попытки ставить палки в колеса, тем не менее, эта политика абсолютно верна. Я вижу уже по итогам 2013 года, что она продолжается, и никто, по-крупному никто ее развернуть не смог. Это очень важно, это глобальный позитив, это то, что делает нас в этом смысле адекватными партнерами для разговора с любыми мировыми лидерами. Именно благодаря этому мы можем с ними говорить на эту тему.

Илья Копелевич: А нам есть, что предъявить в качестве результатов на данный момент?

Анатолий Чубайс: Конечно, есть. Посмотрите, например, венчурный рынок, тот самый, который практически в стране не существовал 4–5 лет назад. Малоизвестно, и это не очень любят мои братья-демократы и либералы подчеркивать, но, тем не менее, это факт, что российский венчурный рынок последние 4–5 лет развивался темпами с ежегодным удвоением в два раза. На сегодняшний день, по серьезным оценкам мировых лидеров, российский венчурный рынок — второй или третий в Европе по размеру. Я подчеркиваю это, потому что мы не отвечаем за эту работу, это не РОСНАНО, а, прежде всего, РВК. Но это полдела. А другая половина дела…

Илья Копелевич: Венчурные инвестиции — это прекрасно, но это не заканчивается развертыванием производства. Можно создать, вырастить проект, который затем эмигрирует в другую юрисдикцию, что, к сожалению, во многих случаях, как мне кажется, и происходит

Анатолий Чубайс: Я с вами категорически не согласен. То, что вы говорите, отражает непонимание реальностей венчурного рынка. Венчурный рынок — это не посевной рынок. Когда я говорю об удвоении размера венчурного рынка в России, то имею в виду, во-первых, практически такие же двукратные темпы роста общего объема сделок в этом рынке, осуществленных в России, во-вторых, увеличение количества компаний, которые в России работают в венчурных секторах, а в-третьих — увеличение объема продаж этих компаний в России. Это тренд такого масштаба, который вовсе не может быть перекрыт. Это слишком серьезное явление, чтобы пытаться его традиционными нашими стереотипами таким образом дезавуировать.

Илья Копелевич: Перейдем к актуальным темам. Их, собственно, две. Не только Россия, но и Бразилия в текущем году, и по прогнозам, по ощущениям, по общему мнению, в ближайшие годы будут находиться в стадии то ли стагнации, то ли рецессии. В общем, ничего хорошего. Скажите, пожалуйста, как это читается и обсуждается ли это руководителями крупнейших компаний, корпораций, фондов? Есть ли все-таки свет в конце тоннеля?

Анатолий Чубайс: Начнем с того, что рецессии нет ни в России, ни в Бразилии. А вот стагнация — это, к сожалению, то, что можно применить к нашим условиям. Если быть точным, есть более серьезный риск — сочетание достаточно высокого уровня инфляции и достаточно низких темпов роста. Бразилия живет в ожидании предстоящих выборов. Все пытаются понять, пойдет ли нынешняя президент на то, чтобы вернуть власть хорошо известному популисту, бывшему президенту Бразилии Лулу, который, вроде бы, разобрался со своим здоровьем и готов снова избираться. По всем аналитическим оценкам, если он это сделает, то, скорее всего, получит поддержку. В этом смысле главные проблемы там, скорее, политические. Я как раз недавно там был и не вижу там каких-то замыслов серьезных экономических реформ. В ближайшее время вряд ли что-то там изменится.

У нас в этом смысле ситуация в чем-то похожа. По крайней мере, те прогнозы экономического роста, которые сегодня мы слышим от официальных лиц, они, аккуратно скажем, более чем сдержаны. В этих прогнозах, с которыми не поспоришь, для меня драматичен главный вывод. Речь идет о том, что темпы роста экономики России на длительное время могут оказаться на уровне ниже, чем темпы роста развитых стран. Если это произойдет, то нам грозит последовательное отставание от лидеров. Это абсолютно новый тренд, ничего подобного не было в последние 10–15 лет, и мне кажется, что этот тренд сам по себе неприемлем, с ним нужно бороться.

Илья Копелевич: Анатолий Борисович, украинские события обсуждаются ли в Давосе?

Анатолий Чубайс: Безусловно, будут обсуждаться. Честно говоря, не знаю, приехал ли кто-то из серьезных официальных лиц из Украины…

Илья Копелевич: Азаров. Но не приедет Янукович.

Анатолий Чубайс: Я абсолютно уверен, что интерес к Азарову и Украине здесь будет колоссальным. В некотором смысле это такой глобальный политический нерв момента.

Илья Копелевич: Буквально перед Давосом появились сообщения из РОСНАНО о том, что вы теперь не председатель правления компании и что по-другому будет называться и структура управления. Поясните, что и как будет.

Анатолий Чубайс: Произошло то, о чем мы так долго говорили. Во многих наших встречах с прессой мы готовим новую стратегию. Ее базовая идея — привлечение частных инвестиций. Для этого нам необходимо выйти на организационно-правовую форму private equity fund. А для этого нужно создание управляющей компании и отделение управления от активов. Ровно это и произошло. Все эти предложения были не просто проработаны, а они были одобрены нашими stakeholders и полностью утверждены нашим Советом директоров и Наблюдательным советом. Исходя из этого, мы создали управляющую компанию. Я перехожу в управляющую компанию вместе со всем коллективом. В полном объеме все сотрудники акционерного общества перейдут на работу в управляющую компанию. Я видел в СМИ массу аналитики по этому поводу. Многое меня сильно повеселило. Особенно рассуждения о том, что речь идет о сложном столкновении Дмитрия Медведева и Владимира Путина и что Чубайса то ли выбросили, то ли, наоборот, он всех перехитрил. Ребята, это не про то совсем. Это просто реализация стратегии с целями, о которых мы в течение года рассказывали. Она принята, мы ее реализуем.

Илья Копелевич: Анатолий Борисович, последний вопрос. Президент России Владимир Путин сообщил, что на встрече с председателем ЦБ Эльвирой Набиуллиной накануне не обсуждал тему возможной девальвации рубля.

Анатолий Чубайс: Нет темы девальвации рубля, ее не существует. У центральных банков всего мира всегда есть две расходящиеся задачи: одна задача — инфляция, другая — курс. ЦБ на сегодня прямо провозглашает в качестве своей политики политику таргетирования инфляции. Мало того, ЦБ не просто на уровне лозунга это делает, а он дает отчетливые цифры. В 2014 году — 5%, 2015 — 4,5%, в 2016 — 4%. В моем понимании это абсолютно правильная стратегическая линия. Таргетирование инфляции означает фундаментальное давление на процентные ставки по кредитам, а это означает увеличение доступности кредитных ресурсов в стране. Сдерживание инфляции абсолютно правильная задача ЦБ. Что касается курса, конечно, какие-то колебания произойдут. Я не ждал бы не только девальвации, но и каких-то революционных изменений в курсе в этой связи.

Источник: Business FM , 24 января 2014
Поделиться
Rss-канал