Новости Группы РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Программа «Формула бизнеса». Интервью с Андреем Гудковым, старшим вице-президентом Онкологического центра им. Розвелла Парка

23 декабря 2011

ВЕДУЩАЯ: В чем заключается секрет успеха в инновационном бизнесе? Наша программа — о людях, которых знают точный ответ на этот вопрос. Вместе с ними мы попытаемся вывести идеальную формулу бизнеса. Сегодня встретимся с человеком, который, пожалуй, как никто другой близок к ответу на вопрос, как вылечить рак. Он разрабатывает лекарства, механизм действия которых многие эксперты называют универсальным. Как это работает, и как на этом заработать, спросим у доктора биологических наук Андрея Гудкова.

КОРР.: Андрей Гудков, старший вице-президент Онкологического центра имени Розвелла Парка. 55 лет. Женат, имеет двоих детей. Своим главным достижением считает научную деятельность по созданию лекарств против рака.

ВЕДУЩАЯ: Андрей, ну вас просто категорически невозможно застать. То есть мы вот сейчас с вами встретились, вы через полчаса уже убегаете. Если не секрет, куда? И вы всегда живете в таком графике?

Андрей ГУДКОВ, старший вице-президент Онкологического центра им. Розвелла Парка: Да, к сожалению, последние лет 20, наверно, почти всегда. Куда я убегаю? Убегаю я, как ни удивительно, сегодня в «Роснанотех», потому что у нас сегодня первый совет директоров компании Panacela Labs, которую мы основали с моими друзьями и партнерами и которая начинает сейчас их разрабатывать.

КОРР.: Вместе с российскими партнерами и инвесторами Андрей Гудков создает противораковые препараты нового поколения. Главное ноу-хау — активные вещества, способные, с одной стороны, усиливать действие химиотерапии, нанося удары точно по раковым клеткам, с другой, их можно назвать стимуляторами иммунитета, который срабатывает в момент появления опухоли в организме.

Лейсан ШАЙДУЛЛИНА, инвестиционный менеджер РОСНАНО: Участвуя в этом проекте, мы нашли все то, что мы считаем слагаемыми успеха. Это в первую очередь сильнейшая научная база. Научный руководитель проекта Андрей Гудков — человек, признанный мировой эксперт в области молекулярной биологии и смерти клетки. Сильнейшая научная команда, сильнейшая команда людей, которые будут развивать проект и доводить его до рынка.

КОРР.: Андрей Гудков сотрудничает с крупными научными центрами и параллельно развивает свой собственный фармацевтический бизнес в партнерстве с Михаилом Фонштейном.

Михаил ФОНШТЕЙН, генеральный директор Cleveland BioLabs: Мы начали компанию, в которой вначале работало 2 человека. А потом, сейчас это относительно небольшая компания, в ней работает около 60 человек в США. И у нас есть две молекулы, которые, нам кажется, вот-вот получат разрешение на использование в США.

КОРР.: Бизнес-партнеры считают, что могут предложить миру гораздо больше, чем два препарата. Но для этого необходимо время. ведь на разработку одного лекарства уходит от 5 до 20 лет. Еще один фактор — деньги. В Штатах разработка новых молекул и создание лекарств — удовольствие дорогое. В России заниматься этим же делом пусть не быстрее, зато дешевле.

ВЕДУЩАЯ: По поводу состояния отечественной фармацевтики, наверно, не высказался в России только ленивый. Вы согласны с мнением, что все так беспросветно, и она лежит в руинах, или все-таки есть какой-то выход?

Андрей ГУДКОВ: Есть вполне нормальный лекарственный препарат, который производится в России в условиях, которые абсолютно соответствуют международным стандартам. В чем действительно есть проблема — это в той части фармакологической деятельности, которая имеет отношение к созданию новых лекарственных препаратов. Вот здесь действительно можно сказать что все в руинах. И раз наука находится в руинах, то откуда же пойдут разработки, и кто же будет кормить свою собственную промышленность своими новыми идеями. Не идеями даже — проростками новых лекарств.

КОРР.: Плачевное состояние науки как раз и стало главной причиной переезда Гудкова в Соединенные Штаты в 89-м году. До этого он работал в НИИ канцерогенеза. Это один из институтов Онкологического центра имени Блохина. Там Андрей запомнился не только своими научными успехами (он был одним из самых молодых докторов биологических наук Советского Союза), но и протестами против увольнений крупных ученых, которых руководство пыталось заменить партийными функционерами.

ВЕДУЩАЯ: Стать биологом вы хотели с детства, или это случайно получилось?

Андрей ГУДКОВ: Я с детства очень любил всякую гадость: там, всяких дождевых червей, тритонов, ящериц, насекомых разных. И весь дом был ими забит. Поэтому вроде как это говорило окружающим и мне, что я, наверно, люблю биологию. Но потом, когда я учился в школе номер 2, это была физико-математическая школа, то там считалось, что любые занятия, кроме физики и математики, — они для людей, которые, собственно, не уродились, так скажем. Я очень жалел, что я бездарный математик и физик, и что я вынужден идти в биологию.

ВЕДУЩАЯ: Вы уже давно и вполне успешно работаете в США. Почему решили вернуться в Россию?

Андрей ГУДКОВ: Культурного разрыва с Россией у меня нет, потому что, во-первых, мы работаем в значительной степени русской командой. Могу привести пример, что из 55 семей, которые мы перевезли 4,5 года назад из города Кливленд в город Баффало, когда мы поменяли место работы и моей лаборатории, и компании, наверно, 35, по крайней мере, это русские семьи.

КОРР.: Главным достоинством жизни в Соединенных Штатах Андрей Гудков считает возможность работать более продуктивно. При этом старается не терять связи с Россией и продолжает сотрудничать с НИИ канцерогенеза, где раньше работал.

Марианна ЯКУБОВСКАЯ, заведующая лабораторией химического канцерогенеза НИИ канцерогенеза: Он смог создать удивительный институт, где работает очень много наших выдающихся ученых. То есть ту атмосферу, в которой он работал здесь, он сумел перенести в Соединенные Штаты. Ну а то, что там система науки имеет несколько другую организацию, и по сути дела действительно можно сделать больше за счет того, что сегодня тебе нужен реактив, и завтра он по твоему заказу появляется у тебя на рабочем столе, — и это очень важно для ученого.

КОРР.: Сейчас Институт канцерогенеза проводит исследования противораковых лекарственных средств, созданных Гудковым. Если все стадии пройдут успешно, и лекарство докажет свою эффективность и безопасность, уже через несколько лет в России появится новый препарат, способный бороться с онкологическими болезнями.

ВЕДУЩАЯ: Главный вопрос нашей программы — ваша формула бизнеса.

Андрей ГУДКОВ: Когда ты работаешь с чем-то, и у тебя из-под рук выходит что-то, что может стать лекарством, — оно как ребенок. То есть в первые годы своего существования оно очень беспомощное, и если его отдать в руки чужие, то оно умрет. И поэтому, собственно, если и говорить про формулу бизнеса, нужно создать было бы такие условия, в которых эти проростки нового не зачахли и не превратились просто в засохшие воспоминания о возможном успехе, а чтобы они действительно доросли до того момента, когда они либо стали бы давать плоды, — и тогда, когда ты умрешь, они уже не умрут, их другие люди подхватят и будут нести.

ВЕДУЩАЯ: Такова формула бизнеса доктора биологических наук Андрея Гудкова. Теперь вы тоже в курсе. До встречи!

Источник: Россия 24. Нанотехнологии, 22.12.2012