СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Наноэкономика: проекты

01 июня 2009

Двойная ставка

Picture

Анатолий Чубайс вошел во вкус. Проект, одобренный "Роснано" в середине мая, стал наиболее тяжеловесным среди всех ее инвестиций. Корпорация договорилась с "Реновой оргсинтез" о строительстве в Новочебоксарске завода солнечных модулей — крупнейшего в России и одного из самых масштабных в Европе. "Ренова" и "Роснано" вложат в проект 20,1 млрд руб. Строиться предприятие будет на базе новочебоксарского "Химпрома" — одного из крупнейших химических предприятий страны, приобретенного "Реновой оргсинтез" в августе 2007 года.

Тонкопленочные солнечные модули используются для преобразования света в электроэнергию. "Тонколеночные технологии позволяют делать более дешевую по себестоимости производства панель, но с чуть меньшим КПД,— рассказывает Сергей Поликарпов, управляющий директор "Роснано".— Себестоимость производства 1 Вт у поликремниевой панели Sharp составляет $2,1, у нашей тонкопленочной панели — $1,6, при одинаковом 20-летнем сроке годности". Это обстоятельство, по мнению Поликарпова, делает пленочные панели более привлекательными для строительства крупных "ферм" по выработке электричества из солнечного света, когда "солнечный фермер" ограничен не столько площадью земли, сколько стоимостью установки батареи.

Разработки в области солнечной энергетики никогда не были сильной стороной российских ученых, поэтому собственных успешных проектов "pret-a-porte" в России, по словам Поликарпова, пока нет. Но об этом уже позаботился совладелец "Реновы" Виктор Вексельберг. С лета 2006-го по осень 2007 года он потратил около $1,5 млрд на скупку 39% Oerlikon. Сейчас Вексельберг является крупнейшим акционером этого швейцарского производителя оборудования для изготовления солнечных модулей, работающего также в области полупроводниковых, вакуумных технологий и т.д., с выручкой $4 млрд.

Теперь Oerlikon станет поставщиком оборудования и технологий для будущего российского производителя солнечных модулей. Для "переваривания" ноу-хау швейцарской компании "Ренова" и "Роснано" выделяют в рамках проекта 1 млрд руб.— на эти деньги будет создан исследовательский центр по солнечной энергетике при ФТИ им. А. Ф. Иоффе в Петербурге. Центр поможет российскому предприятию в будущем почувствовать себя увереннее в "гонке вооружений" по эффективности панелей.


нажмите для увеличения

Но что еще больше нравится "Роснано" в этом проекте, так это гарантированный сбыт. Он тоже на совести Виктора Вексельберга. Компания Avelar, входящая в холдинг "Ренова", должна в течение трех лет выкупать 85% выпущенных предприятием панелей на 8,5 млрд руб. в год (в ценах 2009-го).

Один из потребителей российских модулей — Европа, где, по словам генерального директора "Реновы оргсинтез" Ярослава Кузнецова, установлено 70% произведенных в мире солнечных батарей. Секрет тут простой: власти стран Евросоюза предлагают производителю солнечной энергии долгосрочный контракт через субсидированный тариф, гарантирующий ему доход. Государство заинтересовывает розничные компании закупать энергию у "солнечных фермеров" по завышенным (на сегодняшний день минимум в два раза) тарифам. "Эта система стабильно функционирует и сейчас, несмотря на финансовый кризис",— говорит Кузнецов. Темпы роста производства батарей, по его словам, до 2009-го достигали 50% в год. В 2009-м они несколько снизятся, но принципиально не сократятся, прогнозирует топ-менеджер "Ренова оргсинтез".

Avelar, по некоторым данным, уже ведет строительство собственных солнечных "ферм" в Италии, Греции, Германии, Испании (объем инвестиций в электростанции компания не раскрывает) и к 2012 году планирует занять около 10-15% рынка производства солнечной энергии в этих странах.

Инвестируя в производителя солнечных модулей, Виктор Вексельберг добавляет еще один кирпичик в вертикально интегрированный "альтернативно энергетический" холдинг. Чего здесь не хватает для полной коллекции, так это производителя моносилана и кремния — веществ, использующихся для изготовления панелей. Зато такой "экспонат" есть в коллекции "Роснано" — это завод "Нитол" (подробнее см. материал "Кладовая солнца"). Связка этих двух проектов сейчас предмет особой гордости "Роснано", пример того, как работают ее "дорожные карты" по приоритетным направлением (см. об этом интервью с Леонидом Меламедом).

Виктор Вексельберг сделал состояние на вполне традиционных сырьевых бизнесах, таких как ТНК-BP. В его "Ренову" входят несколько генерирующих компаний. На этом фоне инвестиции в альтернативную энергетику сродни ставке сразу на двух конкурирующих лошадей. Впрочем, почему бы нет: пока "нефтяная" лошадь неплохо бежит сама, а "солнечную" подстегивает Запад.

Продукт: пленочная солнечная панель. Инвестиции: 20,1 млрд руб. Условия: 49% "Роснано", 51% "Ренова". "Ренова" выкупает долю "Роснано" в 2016 году. Потребители: владельцы солнечных "ферм". Потенциальный рынок: $33,3 млрд.

 

Кладовая солнца

Picture

Пять лет назад удаленность химических предприятий группы "Нитол" (Иркутская обл.) от основных рынков сбыта помешала компании развивать "большую" химию. Совладельцу "Нитола" Дмитрию Котенко (на фото) пришлось заняться производством поликристаллического кремния — основного сырья для солнечных батарей и микросхем. Стартовой площадкой стали имеющиеся у "Нитола" мощности по выпуску трихлорсилана — газа, применяющегося для получения поликремния высокой чистоты.

Теперь Котенко об этом не жалеет. В 2008 году правительство решило форсировать развитие альтернативной энергетики, и на компанию посыпались деньги. Сначала IFC приобрела миноритарный пакет "Нитола" за $50 млн, потом Альфа-банк выдал кредит на $100 млн, а в феврале этого года "Роснано" выделила "Нитолу" 7,5 млрд руб.

Изначально проект имел экспортную ориентацию — не случайно миноритарным акционером "Нитола" в прошлом году стал китайский производитель солнечных батарей Suntech Power, один из основных покупателей иркутского поликремния. Замысел же "Роснано" предполагает, что "Нитол" будет поставлять поликремний сначала зарубежным, а потом и отечественным производителям солнечных модулей. Но пока этот рынок в зачаточном состоянии, и запущенная в декабре прошлого года первая очередь производства поликремния (300 тонн в год) работает на экспорт: компания подписала долгосрочные экспортные контракты на $1,66 млрд с потребителями из Азии, Европы и Америки. Запуск основного производства мощностью 3,5 тыс. тонн в год намечен на конец 2009-го.

Свои производители солнечных модулей обещают появиться в стране с легкой руки той же "Роснано". Недавно корпорация одобрила проект "Реновы оргсинтез" по выпуску солнечных модулей на базе новочебоксарского "Химпрома". Причем поликремний планируется закупать в "Нитоле".

Тем не менее о перспективах сбыта на российском рынке (кроме "Химпрома" покупателями могут выступать отечественные производители электроники) Котенко пока говорит весьма неопределенно: "По мере развития спроса на поликремний в России объем поставок на внутренний рынок будет возрастать".

Продукт: поликристаллический кремний для производства солнечных батарей и микросхем. Инвестиции: 19,8 млрд руб. Условия: 3 млрд руб. от "Роснано" в виде поручительства (уже предоставлены), 4 млрд руб.— кредит. Потребители: солнечная энергетика и микроэлектроника. Потенциальный рынок: на стадии формирования.

 

Самонанолет

Picture

Основную часть выручки "Унихимтеку" до сих пор приносило производство продуктов интеркалирования и термовспенивания пенографита — запатентованных учеными-акционерами компании материалов с добавлением углерода, которые используются для уплотнения стыков труб и в качестве огнезащиты конструкций, кабелей и других коммуникаций. Сейчас у "Унихимтека" более 3,5 тыс. потребителей. Среди них такие "аппетитные", как "Газпром", нефтяные компании, предприятия атомной и тепловой энергетики. Наука придает бизнесу неплохую динамику: за последние четыре года выручка "Унихимтека" выросла в пять раз, до 1,7 млрд руб. в год.

Собственно, через углерод генеральный директор "Унихимтека" Виктор Авдеев (на фото) в 2002 году с научной неотвратимостью пришел к идее освоить производство композитных материалов. Углеродные волокна толщиной 1/10 человеческого волоса в них склеиваются, образуя прочную легкую ткань,— как раз то, чего так не хватало российским самолетам, чтобы остаться конкурентоспособными по сравнению с западными: Ту-134 расходует на километр 4 тонны керосина в час, а, например, Boeing 737 — 2,6 тонны. Если самолет летает по пять часов в день, за год при нынешних $500 за тонну набегает экономии более $1 млн.

Нынешние российские самолетостроители с композитами все так же не дружат. "Самолет SSJ умеренно консервативен в плане использования композитных материалов,— говорит Олег Пантелеев, руководитель аналитической службы агентства "Авиапорт".— При его разработке более приоритетной задачей были сроки выхода на рынок, поэтому компания "Гражданские самолеты Сухого" использовала в основном уже проверенные материалы и технологии".

Но Виктору Авдееву повезло, причем дважды. Во-первых, "революцию" ГСС все же запланировал. Компания строит завод "Аэрокомпозит", который займется производством композитных комплектующих — из них будет изготовлен SSJ нового поколения. Во-вторых, "Унихимтеку" удалось убедить "Роснано" инвестировать 3,3 млрд руб. в производство препрегов — композитных полуфабрикатов, из которых тот же ГСС может производить детали для своего модернизированного SSJ.

SSJ нового поколения, по расчетам Авдеева, полегчает на 10 тонн, что позволит экономить на топливе около $1 млн в год.

Сейчас "Унихимтек" — третий проект по объему инвестиций и один из первых по скорости запуска. Компания уже построила на собственные средства и кредит от московского правительства в подмосковном Климовске линию по производству препрегов двухметровой ширины для строительной индустрии. Мощность — до 700 тонн в год, это сопоставимо со всем объемом выпуска композитных материалов в России. Линия заработает осенью 2009-го. Инвестиции "Роснано" пойдут на строительство линии по производству препрегов уже под нужды авиации, которая встанет в строй в следующем году. "В области высоких технологий два-три года — вечность. Здесь ждать нельзя",— говорит Авдеев.

Генеральный директор "Унихимтека" убежден, что российское производство препрегов государство однозначно будет поддерживать: без него третий центр компетенции в мировом самолетостроении (помимо Boeing и Airbus) в России создать невозможно.

К 2015 году Виктор Авдеев рассчитывает зарабатывать на препрегах до 30 млрд руб. в год. На авиацию к этому времени будет приходиться лишь шестая часть выручки компании: препреги видятся Авдееву в любом транспорте — от корабля до обычного автомобиля.

Продукт: препреги. Инвестиции: 3,5 млрд руб. Условия: 48% у "Роснано", остальное у частных акционеров. Основная часть средств "Роснано" поступает в проект в виде кредита на 10 лет. Потребители: ОАК, зарубежные производители самолетов. Рынок: $50 млрд (в 2006 году).

 

Засветились

Picture

Генеральный директор "Оптогана" Максим Одноблюдов (на фото) и его партнер Владислав Бугров разработали собственную нанотехнологию производства светодиодных светильников — в два раза дешевле тех, что выпускают, например, Cree или Nichia. Разработали в Финляндии, а пробное производство запустили в Германии. В России в виду отсутствия инфраструктуры создать такой проект было нереально.

С помощью "Роснано" выпускники кафедры оптоэлектроники при ФТИ им. А. Ф. Иоффе собирались перенести производство в Россию, на Уральский оптико-механический завод (УОМЗ), и расширить его. Соинвесторами проекта выступили группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова и сам УОМЗ. Однако завод, входящий в "Ростехнологии", до сих пор не может получить разрешение на участие в этом проекте. Поэтому он пока не запустился, хотя план одобрен еще в декабре 2008 года.

Пока согласования идут, "Оптоган" на деньги ОНЭКСИМа наладил производство опытных партий светильников. Светодиоды выпускаются на пилотной линии завода компании в Дортмунде. Сами светильники собираются на небольшой площадке в Санкт-Петербурге из произведенных на заказ комплектующих.

Продукт: светодиодный светильник. Инвестиции: 3,4 млрд руб. Условия: 49% "Роснано", 51% ОНЭКСИМ. Потребители: промышленные предприятия, офисная недвижимость, ЖКХ. Потенциальный рынок (мировой): $40 млрд.

 

Первая кровь

Вирусы обычно путешествуют по организму вместе с кровью, а точнее, с плазмой. Очистка крови позволяет существенно ускорить лечение. Однако применение сравнительно недорогих мембранных фильтров приводит к потере трети крови, а лишенная этого недостатка каскадная фильтрация обходится в 50 тыс. евро. В "Трекпор технолоджи" нашли способ в полтора раза удешевить каскадную фильтрацию, разработав фильтр на основе плоских трековых мембран, являющихся высокотехнологичным продуктом ядерной физики.

"Трекпор технолоджи", акционерный капитал которой распределен между разработчиками технологии, производила обычные одномембранные фильтры. Теперь вместе с "Роснано" она выступит соинвестором при создании площадки по производству каскадных фильтров в наукограде Дубна.

Picture

Продукт: каскадный нанофильтр для плазмафереза. Инвестиции: 2,6 млрд руб. Условия: 49% "Роснано", 51% "Трекпор технолоджи". "Роснано" продает долю партнеру в 2016 году. Потребители: медицинские учреждения. Потенциальный рынок: 9 млрд руб. в 2011 году.

 

Хорошее наслоение

Picture

До 2001 года Айрат Баширов (на фото) владел казанской инвестиционной компанией "Диалог-инвест". Но однажды знакомые предложили Баширову "интересный проект" — бизнес по производству гибкой упаковки.

"Вложишь немного денег, все быстро окупится",— говорили друзья биржевому игроку, обещая, что сами наладят дело. Баширов загорелся. За два года он вложил в производство упаковки $5 млн — и получил $2 млн убытков. Производители продуктов питания не хотели иметь дела с никому не известной фирмой, в активе которой была всего одна линия по производству упаковки. Перед Башировым стоял небогатый выбор: вложить в бизнес все или фиксировать убытки. Жадность в итоге победила страх — Баширов решил "покупать", при этом сам возглавил "Данафлекс". В 2003-м его отдел новых продуктов нашел способ удешевить упаковку, с тех пор "Данафлекс" начал захват рынка. "Дешевле, чем у "Данафлекса", упаковки ни у кого не было. Они были ценовым ориентиром для всего рынка,— вспоминает Виталий Дерягин, руководитель департамента материально-технического обеспечения "Эссен продакшн".— К тому же у них всегда есть запасы материалов, свободное машинное время".

"Жадность" Айрата Баширова в итоге оправдала себя. С 2003 года объем продаж "Данафлекса" ежегодно удваивался. За последние пять лет компания выросла в 14 раз. Но для следующего прорыва — производства пленки с использованием наноматериалов — своими учеными "Данафлекс" явно не обойдется. Упаковка из такой пленки, по словам Баширова, изготавливается за несколько дней вместо двух недель, которые уходят на упаковку из традиционной трехслойной пленки с использованием фольги, и главное — стоит на 20% меньше.

Проектная компания "Данафлекс-нано", где 49% будет принадлежать "Роснано", а остальное — "Данафлексу", закупит в Европе технологию и оборудование по производству чудо-упаковки за 1,6 млрд руб. "Роснано" инвестирует 1,2 млрд руб., столько же (включая производственные помещения) вложит "Данафлекс". Производство заработает в 2011 году.

"Все производители заинтересованы в том, чтобы увеличить срок жизни товара на полке",— убежден Айрат Баширов. Он рассчитывает на емкость рынка 10 млрд руб.— это треть от всей индустрии многослойной пленочной упаковки по итогам 2008 года.

Технология: многослойная упаковка. Инвестиции: 2,4 млрд руб. Условия: 49% "Роснано", 51% "Данафлекс". Айрат Баширов выкупает долю "Роснано" в 2016 году. Потребители: производители продуктов длительного хранения. Потенциальный рынок: 10 млрд руб.

 

Все на поверхности

Все лакокрасочные покрытия и защитное напыление на промышленном инструменте, деталях машин, а также на часах, лезвиях коньков и ножах мясорубок в мире постепенно будут заменяться нанометрическими, убежден Владимир Крылов, директор инструментального завода НПО "Сатурн".

"Наномясорубки", конечно, утопия, но проект по созданию металлорежущего инструмента с нанопокрытием из тугоплавких металлов уже одобрен "Роснанотехом" и реализуется на базе НПО "Сатурн". Нанопокрытие повышает скорость резания на 30-35% и улучшает качество обрабатываемых деталей. При этом срок службы фрез удлиняется почти втрое.

Наряду с "Сатурном" в проекте участвует Курчатовский институт — создатель установки для нанесения нанослоев, получившей название "Кремень". Принцип ее работы таков: специальные генераторы создают плазму различных металлов, которая ионизируется и осаждается на обрабатываемых изделиях. Варьируя материал покрытия, можно придать материнской поверхности любые нужные свойства. Как рассказал один из создателей технологии Борис Вершок, эта установка стоит 15-20 млн руб., то есть в три-пять раз дешевле зарубежных аналогов.

Сумма финансирования проекта — 1 млрд руб., половину даст "Роснанотех" (от которого пока денег, по словам Крылова, не поступило), по четверти — Газпромбанк и НПО "Сатурн". Эти средства пойдут на отладку технологии и строительство отдельного завода в 2009-2010 годах. Планируемый срок окупаемости составит пять лет.

На первых порах основным потребителем нового инструмента станет сам "Сатурн", сейчас активно экспериментирующий с технологиями нанесения покрытий на пресс-формы, фрезы и турбинные лопатки авиадвигателей. "Мы гарантировали "Роснано", что первые три года вся новая продукция будет закупаться "Сатурном". Уже в этом году нам понадобятся для производства двигателей около 15 тыс. инструментов и 150 тыс. операций по переточке — это чуть меньше трети объема выпуска инструмента, на который будущий завод выйдет через четыре года",— рассказывает Крылов.

Продукт: металлорежущий инструмент с нанометрическим покрытием. Инвестиции: 1 млрд руб. Условия: 50% минус 2 акции проектной компании у "Роснано", по 25% + одна акция у Газпромбанка и НПО "Сатурн". Потребители: производители станков, предприятия авиастроительной отрасли и автопрома. Рынок: $444 млн (в 2007 году).

 

Большая пайка

Picture

Компания "Бебиг" пять лет продает в России титановые микроисточники с радиоактивным йодом производства Eckert & Ziegler Bebig GmbH. Они используются для низкодозной брахитерапии — лечения рака предстательной железы. От 80 до 100 источников вводятся в область опухоли, убивая ее. При этом, как считается, здоровым тканям такие источники наносят минимальный урон. В США в год проводится до 50 тыс. операций с применением брахитерапии. В России же в 2007 году, по словам гендиректора "Бебиг" Игоря Синюкова (на фото), менее 1 тыс.

Организация производства в России позволит снизить конечную стоимость источников для российских клиник на 30-40%, а также поможет завершить разработку новых способов доставки радиации в пораженные области. Поэтому два года назад "Бебиг" начал разрабатывать проект по строительству производства таких микроисточников в России. Получив финансирование от "Роснано", "Бебиг" в несколько этапов закупит у IBT необходимое оборудование. Проект выйдет на полную мощность в 2011 году. К этому времени "Бебиг" должен обеспечивать капсулами российского производства около 2 тыс. операций в год.

Технология: производство титановых микроисточников радиации. Инвестиции: 811,4 млн руб. Условия: в 2015 году госкорпорация продает долю другим партнерам. Потенциальный рынок: более $100 млн.

 

Фокус на линзах

Физик Сергей Канорский в 2003 году основал компанию "Блик оптикс" (оборот в прошлом году около 600 тыс. евро), занявшуюся изготовлением нестандартной, асферической оптики по индивидуальным заказам. Клиентами выступают зарубежные университеты и научные организации. По расчетам Канорского и его коллег, применение станков с нанопозиционерами — устройствами, позволяющими перемещать рабочий орган (в данном случае резец для линз) с высокой точностью,— может удешевить производство нестандартной оптики, сократить его срок и улучшить качество. Сейчас проект находится в стадии оформления акционерных документов (менее 50% проекта — у "Роснано", остальное — доли "Блик оптикс" и частного инвестора, имя которого не раскрывается). Но предварительные договоры с арендодателем и подрядчиками уже заключены, и, как ожидает Канорский, в июле предприятие начнет нормально работать. Окупить вложенные средства планируется через полтора-два года — этому должна помочь высокая маржа. "Если считать прямые производственные затраты, то они составляют 30-40% продажной стоимости",— оптимистичен Канорский. Остальное — надбавка за интеллектуальную стоимость. Оптимизм вполне оправдан: прямых конкурентов у компании не будет, а потребители уже известны.

Picture

Технология: нанопозиционеры для производства оптических систем. Инвестиции: 455 млн руб. Условия: 49% "Роснано", остальное — "Блик оптикс" и частный инвестор. "Роснано" выходит из проекта к 2013 году. Потребители: исследовательские институты. Потенциальный рынок: 7,5 млрд евро.

 

Точная работа

Picture

На деньги "Роснано", "Северстали" (соинвестора) и "Титан ЕСМ" будет организовано серийное производство станков для прецизионного (сверхточного) изготовления деталей и нанометрической обработки поверхностей. Пока такой станок существует лишь в единичном исполнении. В основу положена оригинальная технология импульсного электролиза, созданная специалистами "Титан ЕСМ" (коллективом ученых из Уфимского государственного авиационного технического университета). Сфера применения станков — выпуск имплантатов и инструментов для микрохирургии, обработка деталей для авиадвигателей и силовых турбин. В России производства подобных станков сейчас практически нет. Проект рассчитан на шесть лет. Госкорпорация вложит в него 154 млн руб.

Продукт: высокоточные электрохимические станки. Инвестиции: 387 млн руб. Условия: "Роснано" получает 39,8% уставного капитала проектной компании, "Северсталь" — 35,1%, ООО "Титан ЕСМ" — 25,1%. Потенциальный рынок: $200 млн.