СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Александр Гребенник, «РСТ-Инвент»: RFID-автоматизация помогает промышленным предприятиям сокращать издержки

27 октября 2020

О значении RFID-автоматизации для российского производства, логистики, фармацевтики, складского учета и библиотечного дела, о последних трендах и сложностях, об интересных кейсах в этой сфере CNews рассказал Александр Гребенник, генеральный директор компании «РСТ-Инвент» — проектного предприятия РОСНАНО и «Группы Систематика», входящего в состав Национальной компьютерной корпорации.

CNews: Александр, RFID-автоматизация еще несколько лет назад считалась важным трендом, а теперь воспринимается как что-то вполне обыденное и привычное. Расскажите, как в последнее время менялся этот рынок?

Александр Гребенник: Российский рынок RFID развивается уже полтора десятка лет. За это время появились и комплексные решения, и успешные внедрения. Поэтому мы сейчас наблюдаем своеобразное технологическое расслоение: на многих производственных линиях необходимость применения RFID-технологий не вызывает ни малейших сомнений, она там давно есть и более того — обязательна. А в ряде сегментов это пока лишь модный тренд, который просто должен быть.

Почти в каждой отрасли можно найти сегменты, которые не принимают RFID-автоматизацию

Интересно и то, что почти в каждой отрасли можно найти сегменты, которые не принимают эту технологию. Казалось бы: RFID-автоматизация наиболее применима для складского учета. Но когда мы начинаем разговаривать с логистическими центрами, тут же натыкаемся на скепсис и недоверие. Клиенты, оценивая масштабы внедрения, не могут ни спрогнозировать его последствия, ни в полной мере оценить экономический эффект. При этом еще несколько лет назад практически единственной отраслью, которая активно применяла RFID-автоматизацию, можно было считать библиотеки. А сейчас ее успешно используют и в промышленной автоматизации, и в логистике, и в фармацевтике — например, для борьбы с контрафактом концентратов, и для защиты брендов. Появилось много разных направлений, для которых технология RFID оказалась очень эффективной.

CNews: Какие технологические тренды вышли на первые роли?

Александр Гребенник: Важнейшие технологические тренды сегодня — интернет вещей, включая промышленный сегмент и интернет тел (Internet of Bodies, по аналогии с Internet of Things). Здесь RFID — неотъемлемый компонент, точно и надежно идентифицирующий тот или иной объект. Семимильными шагами развивается и видео-распознавание, которое во многом конкурирует с RFID, но мы стараемся перевести конфронтацию технологий в их взаимное дополнение. При идентификации автотранспорта это удается — там сейчас неплохо работает и то, и другое. Хотя RFID для идентификации некоторых видов транспорта во многом надежнее, чем видео-распознавание. Так, вероятность распознавания грузовика, движущегося по автомагистрали, с помощью видеонаблюдения составляет 60–70%. Я уж не говорю про плохую погоду, ограниченную видимость. А вероятность распознавания того же грузовика с помощью RFID приближается к 99%.

CNews: Какие крупные игроки присутствуют на российском RFID-рынке? Насколько сильны позиции отечественных игроков?

Александр Гребенник: Нет полностью сопоставимых с нами конкурентов, потому что в области RFID мы предлагаем заказчикам полный цикл компетенций — от разработки элементной базы, серийного массового производства элементов RFID-систем, разработки специального программного обеспечения до построения систем различного масштаба из собственной продукции, их внедрения и последующего обслуживания. Отмечу, что мы строим и очень масштабные системы — вплоть до федерального уровня. Но при этом по каждому из отдельных направлений и ключевых компетенций у нас есть конкуренты — крупные и очень уважаемые российские компании («Микрон» — чипы, метки, IDlogic — системная интеграция и оборудование, «АйТиПроект» — разработка ПО). Выдерживать конкурентную борьбу с ними зачастую очень непросто.

Александр Гребенник, генеральный директор ООО «РСТ-Инвент»

Но в то же время сильная конкуренция заставляет нас постоянно совершенствовать свои продукты и услуги, повышать эффективность. Я считаю, что позиции основных игроков на российском RFID-рынке исторически очень сильны, потому что у всех, включая нас, богатый инженерный и разработческий бэкграунд. Все постоянно развивают и наращивают его. Поэтому все сильны и, думаю, останутся такими.

CNews: Расскажите немного о вашей компании. Вы на рынке уже 10 лет. Как начинался этот бизнес?

Александр Гребенник: Бизнес начинался в далеком 2009 году, когда в группе компаний «Систематика» был сформирован отдел для исследования международного опыта разработки радиочастотных меток и создания своей линейки RFID-продукции. Инженеры этого отдела разработали первую российскую RFID-метку — PatchTag, она была запатентована. После ее прототипирования и запуска в серию на сторонних производствах, начал разрабатываться инструментарий для работы с меткой — первый российский RFID-считыватель. Тогда еще не было такой государственной программы как импортозамещение, поэтому мы просто были нацелены на представление рынку российского устройства. Нужного для того, чтобы сократить риски, которые несет импорт зарубежного инструментария, снизить зависимость от импортных комплектующих и иностранных поставщиков. Потом стали появляться первые заказы. Это были, преимущественно, библиотеки, которым была нужна маркировка книг и контроль их оборота. Отдел стал разрастаться и через какое-то время выделился в самостоятельную компанию.

CNews: Кто ваши основные заказчики?

Александр Гребенник: Сейчас компания работает в двух сегментах: B2B и B2G. Примерное распределение заказчиков между коммерческим и государственным секторами — 50 на 50. В B2G мы работаем с «Почтой России», РЖД, «Сбербанком», Российской государственной библиотекой. Коммерческий сегмент активно представлен не только производством, но и, например, индустрией моды, где RFID постоянно используется для автоматизации логистики и защиты брендов.

CNews: В каких сегментах экономики сегодня наиболее востребована маркировка товаров при помощи RFID-меток? Какие кейсы последнего времени вам больше всего запомнились?

Александр Гребенник: Два последних года мы наблюдаем активный рост применения RFID в промышленном секторе. Мы не особо верили в такой сильный всплеск интереса, но он произошел. И сегодня объем продаж в промышленности растет — на 15–20% ежегодно. По некоторым клиентам объем продаж каждый год увеличивается в два раза. Это связано с тем, что промышленные предприятия вынуждены постоянно сокращать издержки. Их можно сокращать по-разному: увольняя персонал, срезая зарплаты, ухудшая качество продукции или используя инструменты автоматизации и повышая эффективность производства. Большинство градообразующих промышленных предприятий в России уже поняли, что автоматизация производства, ускорение его операций с помощью RFID — более эффективны и менее рискованны с точки зрения масштабных социальных последствий. Крупные промышленные предприятия оценили эффект автоматизации, увидели, что есть успешные кейсы в смежных отраслях и начали активно обращаться к нам.

RFID-система контроля и отслеживания сырья на производственных линиях фабрики «Филип Моррис Ижора». Фото: «РСТ-Инвент»

Один из наших самых интересных кейсов — автоматизация производства Philip Morris International в Санкт-Петербурге. Внедрение системы автоматического контроля технологического цикла. RFID тут контролировала правильность соблюдения технологии производства сигарет. И если технология нарушалась, система автоматически останавливала конвейер, чтобы на предприятии могли оперативно внести корректировки в технологический цикл. Таким образом, табачная компания не допускала производства некачественной продукции, полностью исключая влияние человеческого фактора (ошибок из-за усталости, небрежности, некомпетентности). Нашей главной задачей было выстроить систему так, чтобы сырье в автоматической производственной линии всегда подавалось правильно. Если происходила ошибка, все линии останавливались, сырье быстро менялось, производство продолжалось. Технически это работало так: чтобы идентифицировать ошибку, в память RFID-метки записывался идентификатор сырья. Если сырье, которое было маркировано этой меткой, не соответствовало технологической карте, по которой должна была изготавливаться продукция, система автоматически это определяла, линия останавливалась, и сырье тут же меняли. Выпуска негодной продукции не происходило, компания избегала колоссальных убытков.

CNews: Одним из наиболее перспективных направлений последнего времени считается RFID в производственной автоматизации. Есть ли у вас проекты в этой области?

Александр Гребенник: Это так. Здесь я хочу особо отметить проект с концерном Renault–Nissan-Mitsubishi. Мы внедрили систему для учета автозапчастей на уровне многооборотной тары. Определенные запчасти должны складироваться в оборотную тару, дальше идет их производственная логистика внутри предприятия. Это необходимо для того, чтобы нужные детали на конвейер подвозили в нужное время и в нужной последовательности. Кроме того, с помощью RFID-меток происходит защита оборотной тары — без применения технологии концерну было сложно понять, в какой момент, куда и какая оборотная тара должна возвращаться. RFID-система позволила в режиме реального времени отслеживать движение оборотной тары и ее наличие на складах, контролировать ее возврат от подрядчиков и контрагентов. Мы планируем масштабировать проект, предполагается маркировка всех видов оборотной тары концерна и внедрение RFID-технологии для ее автоматизированного учета.

CNews: В портфолио вашей компании много проектов по маркировке книг в библиотеках. Почему вы уделяете такое внимание этой сфере?

Александр Гребенник: Во-первых, библиотеки в России — пионеры применения RFID-технологий. Они первыми оценили возможности этой технологии и начали ее внедрять. В библиотеках появились и первые коробочные решения. Во-вторых, библиотек в стране очень много, россияне — читающая нация. Сегодня они стараются привлекать как можно больше читателей — при всех сложностях, которые у них появились из-за наличия интернета, Google, электронных ресурсов. И стремятся предоставить читателям максимум сервиса. Как раз в этом наша технология им прекрасно помогает. Мы строим для них системы самообслуживания читателей, обеспечиваем инструментами для быстрого обслуживания. В автоматизированных библиотеках нет очередей и путаницы, читатель обслуживается за несколько секунд. Кроме того, многие внутренние процессы библиотек тоже автоматизируются с помощью RFID — например, ведется инвентаризация основных библиотечных фондов, что раньше, без применения этой технологии было совершенно невозможно. Если в библиотеке, скажем, миллион изданий, то чтобы найти каждое на полке, проверить, что оно там действительно стоит и годно к выдаче в читальный зал или на абонемент — нужно было потратить десятилетия. С помощью нашей технологии сделать это можно за считанные дни.

CNews: Расскажите о 2–3 кейсах в библиотеках, которые вы реализовали. Чем они уникальны?

Александр Гребенник: В Российской государственной библиотеке мы реализовали много интересных и инновационных идей. Это связано с тем, что «Ленинка» постоянно генерирует новые требования и форматы. Так, мы впервые сделали для нее мобильный комплекс инвентаризации, который позволяет максимально быстро и просто инвентаризировать их огромный фонд. Или мгновенно найти книгу, которая ошибочно помещена не в тот раздел. Мы сделали системы быстрого обслуживания читателей, согласно специальным требованиям библиотеки — у них была система допуска в читальные залы, интегрированная с турникетами. При помощи читательского билета человек мог пройти на территорию библиотеки и читального зала, ему не требовалось выписывания пропусков, общения с охраной. Система позволяла автоматически работать и со штрих-кодом, и с RFID-меткой. Потому что был переходный период, когда у библиотеки уже было много читательских билетов со штрих-кодом, но в них не было RFID-метки. Чтобы не нагружать читателей заменой билетов, библиотека попросила нас скомбинировать технологии.

RFID-турникет в центральном подсобном фонде РГБ. Фото: «РСТ-Инвент»

Также несколько лет назад в Санкт-Петербурге мы оснастили RFID-системами более 200 районных библиотек. Все они были объединены в корпоративную общедоступную сеть. Благодаря своему читательскому билету с RFID-меткой, читатель, записанный, например, в библиотеку Московского района, мог приехать в любую библиотеку города, взять книгу на абонемент, а потом также спокойно сдать ее в любой библиотеке. Он мог заказать нужные ему издания в ту библиотеку, в которую ему удобно подъехать. У меня вся семья записана в эту корпоративную систему, мы ходим с детьми, с удовольствием берем книжки, а я еще с большим удовольствием наблюдаю, как работает наша система.

CNews: Долгое время считалось, что сдерживающим фактором для повсеместного внедрения RFID-меток для маркировки товаров являлась их цена. Как изменилась стоимость меток за последнее время?

Александр Гребенник: Технологии на месте не стоят, и стоимость RFID-меток снижается из года в год. При этом очевидно, что в снижении тоже есть предел. Метка никогда не будет стоить ноль рублей и всегда будет дороже, чем напечатанный на бумаге штрих-код. Но каждый год цена на метки падает на 5–10%, в зависимости от их вида. При этом скепсис, касающийся дороговизны технологии для внедрения, по-прежнему существует. Зачастую это результат нерелевантного сравнения стоимости метки и штрих-кода. Но печать штрих-кода ничего не стоит, а стоимость метки складывается из цены электронного устройства, чипа, антенны, многослойной структуры — поэтому она и дороже. Часто метка сравнивается с объектом учета, но даже это не всегда корректно. Объект учета может быть недорогим, но сам учет может быть крайне важен и должен вестись очень строго. Так, например, происходит с препаратами строгого учета (психотропными, наркотическими). Не менее важно отслеживать и фиксировать передвижения медицинского персонала, вести учет поступления и контролировать перемещение больных в инфекционных отделениях больниц. Особенно тех, что лечат сейчас COVID-19. Все должно строго отслеживается с помощью RFID. Чтобы, например, ошибочная выписка больного коронавирусом не привела к очередной локальной вспышке болезни. Не менее важно учитывать, скажем, и рельсовую продукцию с помощью маркировки RFID-метками — как в кейсе, который мы прорабатываем с РЖД. Казалось бы, лежит себе рельс в тайге, что такого? Но это может быть очень загруженная ветка пути и от того, насколько качественно и вовремя там происходит обновление рельсовой инфраструктуры, зависит количество железнодорожных катастроф. Получается, что критичных направлений, на которых крайне необходим учет с помощью RFID, довольно много. И цена метки на этих направлениях не играет решающей роли.

CNews: Помимо стоимости меток, какие другие сдерживающие факторы, негативно влияющие на рынок, вы можете назвать?

Александр Гребенник: Помимо неприятия самой технологии из-за того, что она новая и клиентам трудно понять, насколько она полезна, на рынок негативно влияют экономические сдвиги и потрясения в стране. Рост курса доллара, санкции — пока не все сырье, необходимое для производства RFID-продукции, мы можем купить здесь, включая RFID-чипы. Импорт 50% сырья пагубно сказывается на цене продукции.

News: Не так давно компания «Крокус Наноэлектроника» объявила о выпуске чипов энергонезависимой памяти, которые, в том числе, они планируют использовать в чипах радиочастотной идентификации (технология UHF RFID). Насколько интересна для «РСТ-Инвент» эта разработка, есть ли у нее аналоги на западе, и планирует ли компания ее использовать?

Александр Гребенник: «Крокус Наноэлектроника» — наша братская компания. У нас один родитель — корпорация РОСНАНО. Мы с большой надеждой следим за их успехами в проекте по разработке собственного RFID-чипа. Он для нас крайне важен. Если у нас будет такой локальный поставщик чипов, то мы будем этому только рады. Я обеими руками за то, чтобы у них все получилось, и мы, наконец-то, сделали полностью российскую RFID-метку. Тогда большая часть сложностей, связанных с применением зарубежного сырья, будет решена. Прямых аналогов этому чипу в мире нет, так как «Крокус Наноэлектроника» использует собственную технологию. Более того, мы надеемся, что у чипа будет повышенный объем памяти, что позволит нам расширить спектр применения RFID-меток. Но даже если этого не произойдет, одно только появление российского RFID-чипа будет большим прорывом для технологии в стране.

Источник: CNews, 27.10.2020