СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Против ветра. Нужно ли убивать мейнстримную отрасль?

22 октября 2020

Автор: Максим Блант

Решение вдвое сократить программу помощи возобновляемой энергетике может стать фатальным для только что открытых заводов, выпускающих оборудование для ветропарков, окончательно разрушит имидж России в глазах иностранных инвесторов и, в конечном итоге, обойдется российскому бизнесу на порядок дороже тех денег, которые получится сэкономить.

Фото: Vestas

17 октября Минэкономразвития предложило сократить второй этап программы поддержки возобновляемой энергетики, который должен продлиться с 2025 по 2035 год. Причем не просто сократить, а урезать вдвое — с нынешних 400 до 200 млрд рублей. И это в дополнение к практически принятому в сентябре решению об ужесточении условий, в которых придется работать солнечной и ветроэнергетике после 2024 года. Требования к локализации производства оборудования для зеленой генерации выросли до 100%. При этом предприятия по производству оборудования для возобновляемой энергетики должны не только обеспечивать им российские станции, но и взять на себя обязательства по экспорту — не менее 15% выручки должно поступать от продаж за пределы России. А главное в том, что за невыполнение этих требований на компании-операторы электростанций с 2025 года могут быть наложены штрафы. И размер этих штрафов может доходить до 100% платы за мощность, которую получает станция на рынке.

За последние пару лет мы привыкли, что споры о целесообразности развития в России возобновляемой энергетики (пусть и на 10–15 лет позже, чем в Европе) остались позади. Более того, в стране появились свои, маленькие, но гордые кластеры солнечной и ветроэнергетики. Маленькие по сравнению с любым экономически значимым государством — и по своим масштабам, и по доле в общем энергобалансе страны. Гордые — потому что, несмотря на сравнительно небольшой объем рынка, за считаные годы удалось не только наладить собственное производство оборудования для солнечных станций и ветропарков, но и создать собственную научную и технологическую базу, наладить подготовку научных и инженерных кадров. И даже начать экспортировать российские лопасти для ветростанций и солнечные панели, которые по КПД входят в мировую тройку лидеров.

Привыкли мы и к тому, что в стране действует скромная по мировым меркам, но вполне эффективная долгосрочная программа поддержки отрасли, которая, ко всему прочему, ни копейки не стоит государству. Прибавка к оптовой цене, которая позволяет производителям «зеленой» энергии получать гарантированную, заранее определенную на конкурсе плату за свое электричество, «размазывается» по всему рынку и незначительно — на 2–3% — влияет на оптовую цену в сторону ее повышения. Что не мешает России оставаться страной с одним из самых дешевых киловаттов в мире.

Проще говоря, Россия умудрилась в самый последний момент вскочить на подножку последнего вагона стремительно набирающего скорость глобального энергетического перехода от сжигания ископаемого топлива к использованию возобновляемых источников энергии. 

Теперь, если предложение Минэкономразвития будет принято, эта картина может радикально измениться. И дело даже не в том, что в результате двукратного сокращения программы поддержки в стране за 10 лет, с 2025 по 2035 год, будет введено вдвое меньше мощностей в солнечной и ветроэнергетике. Если бы в России эти сектора, как во многих других странах, развивались исключительно за счет импортного оборудования, можно было бы покачать головой, поцокать языком и посетовать на недостаточное усердие властей в борьбе с глобальным потеплением. Власти в ответ сослались бы на кризис, на том разговор бы и закончился. 

Однако с самого начала стратегия развития возобновляемой энергетики в нашей стране делала упор не столько на доведение доли солнечной и ветроэнергетики до определенного уровня, сколько на создание собственного конкурентоспособного на мировом рынке производства оборудования для этих секторов. Отсюда изначально высокие и постоянно растущие требования к локализации. Об этом свидетельствуют и требования к экспорту. Реализация такой стратегии потребовала не только многомиллиардных инвестиций в создание соответствующих производств, но и привлечения иностранных инвесторов, имеющих достаточно опыта и компетенции, чтобы такие предприятия построить. Особенно это относится к ветроэнергетике, которая начала в России развиваться на несколько лет позже солнечной.

Фонд развития ветроэнергетики, организованный на паритетных началах РОСНАНО совместно с финской энергетической компанией Fortum — одним из мировых лидеров в области производства «зеленой» энергии, появился на свет всего три года назад. Примерно в это же время, в 2017 году, началось сотрудничество с мировым лидером в области производства ветроэнергетических установок — датской компанией Vestas. Всего за три года это партнерство позволило создать с нуля предприятия по производству лопастей для ветроустановок в Ульяновске, башен в Таганроге и гондол в Нижнем Новгороде. 

Все эти редкие по нынешним временам прямые иностранные инвестиции пришли в Россию исключительно благодаря закрепленным в энергетической стратегии долгосрочным целям развития возобновляемой энергетики в нашей стране, а также исходя из тех цифр, которые были заложены в долгосрочной стратегии поддержки отрасли до 2035 года. Причем те самые 400 млрд, которые предлагают сократить вдвое, были тем минимумом, ниже которого производство в России вообще было открывать бессмысленно с экономической точки зрения. Вот что сказал газете «Ведомости» генеральный директор российской «дочки» Vestas Кимал Юсупов: «Текущие условия позволят вводить порядка 400 МВт новых ветроустановок в год, т. е. менее чем 150–180 МВт на каждого крупного игрока. Еще меньший объем выпуска оборудования не позволит создать в РФ рентабельное производство. Результатом станут уход с рынка ключевых игроков, его развал и потеря рабочих мест». 

Так, собственно говоря, и рушится в стране инвестиционный климат: «без объявления войны» взять, да и поменять правила игры в одной из отраслей. Совершенно не заботясь о том, что миллиардные инвестиции после этого решения пойдут псу под хвост. И самое во всем этом удивительное в том, что «под нож» предлагается пустить сектор, в котором Россия отстает и который при этом гарантированно будет в мире развиваться опережающими темпами в ближайшие десятилетия. В экономике не часто случается, чтобы долгосрочные технологические тренды проявлялись настолько очевидно.

Даже в ОПЕК, организации, которую сложно заподозрить в пропаганде энергетического перехода, аналитики пришли к выводу, что эпоха нефти для развитых стран осталась позади. Дальше потребление будет только снижаться. За ближайшие пять лет в странах Организации экономического сотрудничества и развития потребление нефти сократится на 1 млн 100 тыс. баррелей в сутки, а к 2045 году — на 13 млн баррелей в сутки. Для сравнения: в этом году, по оценке ОПЕК, потребление нефти во всем мире уже упадет на 9 млн баррелей в сутки.

Так что дело не только в технологическом отставании (неприятно, но с этим мы уже свыклись) или разрушении инвестиционного климата (после «дела Калви» об этом и говорить как-то неловко). Глобальная политика, направленная на борьбу с глобальным потеплением, ужесточается. Электроэнергетика переходит на возобновляемые источники, транспорт — на электродвигатели. Европа уже внесла свой посильный вклад в дело спасения человечества от глобального потепления и теперь готова этого требовать от других. Всего через два-три года Евросоюз может ввести у себя трансграничный углеродный налог, и тогда российские экспортеры начнут драться за каждый киловатт «зеленой» энергии, поскольку вынуждены будут считать свой углеродный след и доплачивать за разницу со среднеевропейским уровнем. По оценке аудиторской компании KPMG, потери российского бизнеса до 2030 года составят от €6 до €50 млрд. По нынешнему курсу это от 500 млрд до 4,5 трлн рублей.

Впору не убивать «зеленую» энергетику, а пытаться максимально ускорить ее развитие. Мы же, будто не замечая этого, с готовностью поддерживаем инвесторов в арктических проектах, направленных на добычу углеводородов. А от возобновляемой энергетики предлагаем отмахнуться. Это почти то же самое, что пятьдесят лет назад вкладываться в создание лучших в мире паровозов, аргументируя это тем, что у нас самые большие в мире запасы угля.

Источник: Сноб, 22.10.2020

Справка

Фонд развития ветроэнергетики создан на паритетной основе «Фортум» и РОСНАНО в целях инвестирования в строительство ветропарков и запуска проектов по локализации производства ветроустановок, а также венчурных проектов в области возобновляемой энергетики. Управление Фондом осуществляет ООО «Управляющая компания «Ветроэнергетика», принадлежащая партнерам в равных долях. По результатам конкурсных отборов инвестиционных проектов по строительству генерирующих объектов, функционирующих на основе использования возобновляемых источников энергии, Фонд получил право на строительство почти 2 ГВт ветрогенерации. Ветропарки должны быть введены в эксплуатацию в период 2019–2023 гг.

* * *

Завод «Башни ВРС» — первое в России производство башен для ветроэнергетических установок. Предприятие построено в рамках государственной программы развития возобновляемой энергетики, предусматривающей локализацию оборудования ВИЭ и создание нового сектора высокотехнологичного энергомашиностроения. На первом этапе, объем инвестиций в проект составит более 750 млн рублей. Производственная мощность предприятия составляет до 300 МВт в год.

Участниками совместного предприятия выступают Windar Renovables (51%), РОСНАНО (24,5%) и «Северсталь» (24,5%). Проект реализуется в рамках специального инвестиционного контракта (СПИК), заключенного между Российской Федерацией, Ростовской областью, «Северсталью» и «Башни ВРС».

* * *

Предприятие «Вестас Мэньюфэкчуринг Рус», запущенное в декабре 2018 года, производит композитные лопасти для турбин ВЭУ, не имеющие аналогов в РФ. Производственная площадка расположена на территории авиационного кластера в Ульяновске. Лопасти предназначены для ветроустановок мощностью от 3,4 до 4,2 МВт.

Партнерами проекта выступают Vestas, РОСНАНО и Консорциум инвесторов Ульяновской области, в состав которого входит Ульяновский наноцентр ULNANOTECH. Объем инвестиций составил более 2 млрд руб. На высокотехнологичном предприятии создано более 400 рабочих мест.