СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Руководитель инвестдивизиона ВИЭ УК «РОСНАНО» Алишер Каланов в проекте «Зеленая экономика»

29 мая 2020

Ведущий: Кирилл Токарев
 
Тема выпуска: Какую роль зеленые технологии управления средой и т.д. будут играть в посткризисном восстановлении экономики мировой и, конечно, российской

К нам присоединяется представитель компании РОСНАНО Алишер Каланов, руководитель инвестиционного дивизиона возобновляемых источников энергии. Алишер, приветствую вас, рад видеть в добром здравии! Алишер, как-то пандемия коронавируса повлияла на сферу разработки сферы возобновляемых источников энергии? Видели ли вы новости. не знаю, знакомы ли вы с исследованиями компании VYGON.Consulting, которая говорит, что возобновляемые источники могут уже в обозримом горизонте могут оказаться дешевле, чем традиционные источники топлива. Что происходит в этой сфере сейчас? Какие ключевые тренды в сфере возобновляемых источников вы бы обозначили?

— Добрый день, коллеги. В одном вопросе сразу несколько больших тем, которые вы сформировали. Давайте по порядку. Мы, как институт развития, РОСНАНО является традиционным адептом зеленой экономики и, соответственно, возобновляемых источников энергии, развития этой платформы в РФ.

С точки зрения пандемии и ее текущего влияния на те бизнес-процессы, на те бизнес-модели, которые сегодня работают на российском рынке в сегменте ВИЭ, безусловно, влияние есть. Влияние, как по-нашему мнению, оно не носит какого-то долгосрочного характера, оно, скорее всего, влияет на какие-то текущие проекты, поскольку точно произошли определенные нарушения логистических цепочек, логистических сроков поставки, какие-то предприятия работают в зонах карантина. Точно есть ограничения, связанные с перемещением рабочей силы. Безусловно, это повлияло каким-то образом на какие-то процессы, которые на определенные объекты, которые мы сейчас видим на рынке, повлияют на то, что мы введем их позже. Но это не какая-то катастрофическая ситуация, мы активно управляем этим процессом, смотрим на то, чтобы эти последствия были минимальные. По сути, каждая компания, которая присутствует на рынке, этими рисками управляет. Там есть и работающие заводы, там есть и строительство объектов новой генерации, и в этой части мы не видим какие-то существенных факторов влияния, которые могут сиюминутно так повлиять на отрасль, что там все остановится, либо будет какой-то системный коллапс.

Если говорить про более долгосрочную перспективу, то здесь мы наоборот видим, что фактор пандемии, каким бы он негативным не казался с точки зрения восстановления мировой экономики, мы здесь пользуемся не только нашими внутренними выкладками в нашем внутреннем знании или смотрим на то, как на это смотрят мировые центры компетенции. Мы здесь видим, что и по мнению мирового аналитического агентства, и многих крупных консалтинговых структур, речь идет о том, что зеленая экономика, декарбонизация и, соответственно, развитие производных таких зеленых технологий или технологий возобновляемых источников энергетики, безуглеродной энергетики, — это один из факторов, который должен активно использоваться и будет использоваться в рамках восстановления мировой экономики, такого «дополнительного драйвера». Это фактор, который ускорит динамику энергоперехода, которая во всем мире существует. Потому что общая система ценностей, которая сформированы вокруг этого вопроса, она никуда не делась. Пандемия на нее не влияет. Есть пандемия, а есть стремления стран, экономик, крупных компаний к построению безуглеродных или углеродно-нейтральных экономик и углеродно-нейтральных или безуглеродных бизнес-моделей.
Поэтому, это формирует достаточно устойчивый спрос, и если говорить про зеленую экономику, то это три фактора, которые, собственно говоря, воедино должны влиять на те или иные процессы, которые в этом сегменте происходят. Это, прежде всего, экономика, экономическое развитие, это вектор социальный и вектор экологический. Поэтому на все эти три фактора мы понимаем, как ответить, и понимаем, что действительно история с развитием возобновляемой энергетики с точки зрения трендов и технологий, которые там существуют, она может послужить стимулом тому, чтобы этот элемент генерации или эта система ценностей просто увеличивала скорость распространения.

В части того, как мы оцениваем работу VYGON.Consulting, мы причастны к этой работе, потому что VYGON сделал работу, которую в том числе финансировали крупнейшие игроки отрасли, заинтересованные в том, чтобы действительно объективно посмотреть на ситуацию: какие эффекты дает нам тот механизм поддержки, который сегодня применяется в РФ по развитию технологий возобновляемой энергетики. Вы знаете, что мы работаем сейчас во временном интервале действующей программы, так называемой ДПМ ВИЭ 1.0, которая датирована с 2015 года по 2024 год. В ней заложены определенные ориентиры (более 5 ГВт мощностей, которые мы должны построить), там заложена определенная задача, связанная с созданием индустриальных страновых компетенций, которые мы успешно выполняем, и эти компетенции страновые в этих индустриях солнечной энергетики и ветроэнергетики созданы. Там созданы макроэкономические эффекты, начиная от ВВП, мультипликатора, физической величины, налоговых отчислений, создания рабочих мест и т.д. Там достаточно большое количество индикаторов, по которым мы видим, что практически по всем из них та программа, которая сегодня существует, имеет сильное влияние на развитие и динамику развития экономики РФ. Есть заключение, есть понимание того, как она влияет на вторую программу. Это тоже являлось частью работы VYGON, и здесь мы видим, что положительные характеристики этой программы, второго этапа программы, которая сейчас обсуждается и, по сути, находится в точке принятия решения по дате начала этой программы, потому что все судьбоносные решения вокруг этой программы правительством приняты, вопрос, когда проводить конкурс, когда будет готова нормативная база. Так вот, в части второй программы те же самые выводы, о которых мы говорили в первой программе, они подтверждаются. Может быть, разнятся цифры, но тем не менее, мы видим очевидные макроэкономический позитивный эффект, оказываемый на экономику страны. В этой части мы полностью поддерживаем и считаем, что такой осмысленный подход, он как раз является очень важной базой и залогом осмысленного решения, поскольку мы говорим о программе с горизонтом до 35 года. Это достаточно долгосрочный горизонт, и мы в этой части видим существенное развитие и увеличение проникновения технологии возобновляемой энергетики в промышленность России.

В части вывода влияет или не влияет пандемия, остановилось/не остановилось — все выводы говорят о том, что наоборот речь идет о более ускоренном развитии. Поэтому с учетом того, что сегодня у нас наши коллеги присутствуют из железнодорожной отрасли, если в их терминологии говорить, то скорость поезда, который можно назвать «развитие возобновляемой энергетики», она не снижается, а только увеличивается. Да, кое-где скорость локомотива только увеличилась.

Источник: РБК ТВ, 28.05.2020