СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Эффект масштаба в действии

11 февраля 2020

Автор: Елена Восканян

Механизм поддержки ВИЭ, сложившийся к настоящему моменту, некоторые представители отрасли называют «жемчужным», то есть сбалансированным между минимальным количеством государственных средств и большой поддержкой инвесторов. Так ли это в действительности?

Не секрет, что перед мировой энергетикой стоят серьезные вызовы. Энергии требуется все больше, разведанные запасы нефти сокращаются. На первый план выходят надежность, предсказуемость и экологичность. Таким образом, переход на возобновляемые источники энергии стал необратимым — тенденция налицо.

По сравнению с началом XXI века сейчас уже большинство стран мира поддерживают движение в этом направлении. Но у России есть и нефть, и газ, а также ядерная энергетика, казалось бы — зачем нам развивать зеленую генерацию?

«Потому что это выгодно. Уже сейчас новая энергетика может быть дешевле и эффективнее. В нашу пользу — географическое положение и климат. Количество солнечных дней в году в некоторых регионах Российской Федерации больше, чем в Европе. А генерация энергии с помощью ветряных электростанций позволит упростить освоение Арктики, поможет удовлетворить запросы на электроэнергию там, где нет подключения к единой энергосистеме», — считает руководитель Инвестиционного дивизиона ВИЭ УК «РОСНАНО» Алишер Каланов.

В свою очередь, инновации делают новые источники энергии все дешевле и доступнее. Скоро это будет выгодно везде. Россия может и должна быстро нарастить экспорт технологий возобновляемой энергетики, как уже сделала это ранее с разработками проектов атомной генерации. Упускать возможность точно не стоит. Тем более, по мнению господина Каланова, экосистема индустрии ВИЭ уже построена в России. Причем это заслуга не нескольких крупных игроков, а достаточно большого количества предприятий малого и среднего бизнеса.

«Если говорить о развитии экосегмента энергетики в долгосрочной перспективе до 2035 года, а к сегодняшнему дню правительством РФ приняты все сутевые, принципиальные решения как по первой волне поддержки до 2024 года, так и далее, можно выделить две большие зоны. Первая — зона оптового рынка, пресловутые механизмы, договора предоставления мощности и другие инструменты поддержки. В этом рынке мы видим потенциал до 15 гигаватт солнца и ветра, соответствующие станции будут инсталлированы на территории Российской Федерации в зонах оптового рынка, это уже детерминированные решения. Уверенность относительно эффекта от реализации первого этапа программы связана с тем, что практически все объемы разыграны, работоспособность программы поддержки доказана. Построены локализационные производства, они выпускают продукцию, появляются новые объекты генерации, активно кредитуются банками, активно страхуются. Эти генераторы сегодня работают на оптовом рынке, поставляя электроэнергию и получая платежи за мощность», — комментирует представитель РОСНАНО. — «Второй большой сегмент — возобновляемая энергетика в технологически изолированных энергосистемах».

Иногда это действительно экономически оправданное решение, не требующее механизма господдержки. Если в зонах оптового рынка есть необходимость в установках мультимегаваттного класса, например в европейской части России, то на розничном рынке микрогенерации достаточно киловаттных установок. Этот рынок может дать еще порядка 10 гигаватт. Таким образом, к 2035 году сегмент ВИЭ позволит сформировать порядка 10% от общей установленной мощности энергосистемы Российской Федерации.

Эксперт подчеркнул: в рамках первой программы поддержки ВИЭ акцент был сделан на запуск в стране индустриальных компетенций, поэтому предъявлялись достаточно высокие требования к уровню локализации, требовалась мобилизация и энергетических, и индустриальных игроков. Вторая программа более сложная, она соответствует и тому, что происходит в этой индустрии во всем мире, и тем задачам, которые надо решать на страновом уровне.

«Мы должны быть в тренде, должны сопровождать эту индустрию, сделать так, чтобы наши компании производили большее количество компонентов, то есть увеличили глубину локализации. Крайне важно, чтобы данная продукция, которая относится к классу высокотехнологичного машиностроительного экспорта, поставлялась на внешние рынки. Эта задача обозначена во второй программе, в 2020 году состоится первый конкурс, в рамках которого на новых правилах будут разыграны первые объемы, — комментирует Алишер Каланов. — Следующая задача в повестке достаточно важная — это повышение конкурентоспособности отрасли как на внутреннем, так и на внешних рынках».

Механизм простой — ДПМ, он даст гарантированный возврат инвестиций в течение 15 лет с определенной нормой доходности. Таким образом, требования к локализации на первом этапе были достаточно существенные, на втором они будут ужесточены практически до 100%, и до 30% от стоимости этого оборудования мы должны будем обеспечить на экспорт. Причем оба этих условия принципиальны, поскольку в случае невыполнения требований компания будет оштрафована, а значит, понесет существенные убытки.

Это, считаю, серьезный фактор, который говорит о том, что поставленные задачи будут выполнены. В данный сегмент пришли крупнейшие мировые игроки — энергетические, индустриальные компании, он заработал, и, без сомнений, сфера ВИЭ будет эффективно развиваться на долгосрочном горизонте.

Господин Каланов заметил: в мире идут технологические и экономические процессы, которые улучшают, а именно — снижают стоимость зеленых решений, повышают их эффективность, сокращают издержки.

«Каждый год появляются новые, более эффективные, более дешевые решения, они создают тренд на снижение стоимости конечного решения, стоимости киловатт-часа и LCOE. В будущем строительство объектов возобновляемой энергетики станет более выгодным, чем объектов традиционной генерации. То есть это такая точка бифуркации, после которой создаются абсолютно рыночные принципы, и этот вид генерации органично появляется на рынке за счет конкуренции», — резюмировал спикер.