От первого лица

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Россия 24: Интервью Анатолия Чубайса

06 ноября 2015

Эвелина Закамская, телеведущий канала «Россия 24»: Добрый день, Анатолий Борисович.

Анатолий Чубайс, председатель правления ООО «УК «РОСНАНО»: Здравствуйте.

Эвелина Закамская: Спасибо, что нашли время для нас сегодня. Форум «Открытые инновации» 2015, чем этот форум будем замечателен?

Анатолий Чубайс: Он уже такой традиционный, когда-то начинался он как нано-форум, потом мы сами сказали, что имеет, наверное, смысл расширить тематику и собирать там не только нанотехнологов, но и инноваторов, работающих во всех сферах, во всех отраслях. В общем, так и получается. Форум получается представительный, насколько мне известно, в этот раз будет больше 30 стран представлено, 3 тысячи участников, уникальное технологическое шоу достаточно интересное. Ну и потом, просто такое событие и в профессиональном смысле, и просто в таком человеческом смысле, получается обычно очень привлекательно. Я думаю, что в этот раз тоже коллеги организаторы сумеют этого достичь.

Эвелина Закамская: В чем практическая польза выражается? Это в большей степени продвижение брендов, заключенные контракты или налаживание связей, просто знакомство?

Анатолий Чубайс: Я думаю, что все вместе. Ну вот смотрите. Мы, честно говоря, каких-то крупных контрактов не планируем заключать. Но мы собираемся на форуме впервые в удаленном режиме опустить наш 61 введенный завод прямо на форуме. Мы планируем позвать детей, у нас есть такой большущий проект Школа РОСНАНО, в котором участвуют дети старшеклассники, совершенно уникальные, просто такие заряженные энергией, мы собираем их регулярно в разных городах России. Вот мы их пригласили туда, и им интересно, и это как-то освежает обстановку на форуме. То есть, что мне кажется правильным, то что там есть вот такой совсем скучный деловой компонент, до абсолютно человечески открытой и даже детской.

Эвелина Закамская: Популяризация инноваций.

Анатолий Чубайс: Да. Да.

Эвелина Закамская: Одним из критериев эффективности открытых площадок в России в последние 2 года, становится готовность иностранных участников приезжать посещать Россию и говорить о будущих инвестициях, будущих сделках. Что здесь, какой тренд здесь прослеживается по инновационным отраслям, по форуму?

Анатолий Чубайс: Картина такая: конечно же инновационный мир не может быть изолирован от мира в целом, поэтому, естественно, мы ощущаем некоторую сдержанность наших западных коллег. Но тем не менее, я посмотрел программу и я вижу там десятки выступлений, которые мне лично интересно посмотреть, люди такого класса, которых стоит послушать всегда. Кроме того, у нас, естественно, будут переговоры с нашими партнерами зарубежными. Я не помню точное количество зарубежных участников, потому что я понимаю, исходя из программы, иностранное представительство будет очень широкое, причем, абсолютно явный новый тренд, которого не было раньше. Мы часто под иностранными инноваторами подразумеваем американцев, европейцев, Израиль. Но совершенно очевидно, что наш разворот в сторону Китая, разворот в сторону Японии, разворот в строну Кореи, Сингапура, Тайваня, он осуществляется в инновационной сфере тоже и с видимыми результатами. У всех у нас в том числе, есть значимые результаты. На форуме будет много инноваторов из стран Азии, которые для нас являются немножко новыми, которые как-то по-другому смотрят на инновационные процессы, это тоже какая-то изюминка ближайшего форума.

Эвелина Закамская: Правительство ставит перед собой задачи и перед страной задачи наращивать не сырьевой экспорт на 6% в год. РОСНАНО здесь является одним из ведущих инструментов по реализации этих проектов в жизнь. Считаете ли вы эти прогнозы реалистичными? И какую помощь со своей стороны государство готово оказывать в частности, компании РОСНАНО?

Анатолий Чубайс: Для нас экспорт, это, безусловно, приоритет. По факту, примерно на уровне 20–22% в прошлом году был объем экспорта от всего объема продукции, которую мы произведем. Я думаю, что в этом году можно ожидать цифры примерно 25%, а в реальном измерении, это точно будет уже понятно, больше 200 млрд рублей.

Эвелина Закамская: Уже 200 млрд?

Анатолий Чубайс: Да, больше 200 млрд рублей в 2015-м году.

Эвелина Закамская: В 2014-м было всего лишь 13, если не ошибаюсь.

Анатолий Чубайс: В 14-м было 160 примерно так, если я правильно цифры с ходу вспомнил. В этом смысле, во-первых, у нас экспорт составляет значительную долю. Во-вторых, доля экспорта нанотехнологической продукции приближается или уже перегоняет долю экспорта в обрабатывающей промышленности в целом, а в-третьих, что особенно важно, что, что такое нанотехнологический экспорт? Это и есть, собственно говоря, диверсификация. Экспорт это и есть слезание с трубы, создание новых отраслей, которые признаны мировым рынком. Это происходит.

Эвелина Закамская: Какие виды нанопродукции сегодня экспортируется?

Анатолий Чубайс: Это очень широкий перечень. Давайте я вам лучше примеры какие-то назову. Скажем, например, не очень известно, но тем не менее, одна из наших портфельных компаний является глобальным мировым лидером по поставкам сапфира и сапфирового стекла. Продукции всех мировых брендов, включая самых известных производителей гаджетов входит наше стекло, правда эти самые мировые бренды часто запрещают называть имена поставщиков, и мы попадаем тут в такое информационное ограничение, но компания Монокристалл, находящееся в Ставрополе сегодня крупнейший в мире производитель сапфирового стекла. Другого просто нет такого же масштаба, она прошла через тяжелейший кризис в этой отрасли, выжила и существенно увеличила объемы продаж. Она не единственный пример. Экспортирует Германии, наши компания Германии приложения, экспортирует элементы безмасочной литографии наша компания Маппер и так далее, и так далее. Экспорт для нас это и с точки зрения бизнеса важнейший компонент, потому что это серьезные доходы, и с точки зрения того, что это такая 100% гарантия того, что по параметрам цена-качество мы находимся на передовых в мире позициях.

Эвелина Закамская: Если все-таки вернуться к поддержке государства, какие инструменты сегодня желательны и эффективны для компании РОСНАНО? И как это отражено в бюджете 2016?

Анатолий Чубайс: Вот, собственно, завершились в правительстве не простые дискуссии по бюджету. Суть позиции правительства, суть решений состоит вот в чем. Правительство приняло решение продолжить поддержку РОСНАНО, но, поскольку мы находимся уже на следующей фазе развития нано-индустрии, мы не будем получать ассигнований бюджетных, то есть средств, которые просто израсходовали и все. Мы не будем получать средств, капитал, мы получаем госгарантии, что означает, что мы должны на рынке под эти госгарантии суметь привлечь на рыночных условиях кредиты, которые мы возвратим, заплатим за них проценты и сумеем дать новый импульс нано-индустрии за счет этих привлеченных средств.

Эвелина Закамская: Но тем не менее, у вас есть возможность и самостоятельно предпринимать шаги для повышения капитализации компании, привлечение инвесторов. Вы провели размещение рублевых облигаций на 9 млрд. Насколько оправдал себя этот шаг? Как оцениваете другие валютные риски? И что показал спрос на эти акции?

Анатолий Чубайс: Шаг себя полностью оправдал. Это как раз связано с господдержкой, и для нас очень важно, что параметры размещения оказались очень привлекательными. Мы знаем, что сейчас некоторые серьезные размещения облигаций проходят с трудностями и даже не до конца размещаются, у нас 100% размещение произошло фактически мгновенно. Со ставкой 12,5% при срочности в 7 лет. Это очень хорошие параметры, это полностью соответствует нашему бизнес-плану. Это означает, что мы получили ресурс для следующих инвестиций в нано-индустрию в России.

Эвелина Закамская: Возможности размещения валютных облигаций на валютном рынке сейчас рассматриваете для себя…

Анатолий Чубайс: Вы знаете, они нам не очень интересны. Дело в том, что мы же не банк, мы с такими сложными финансовыми инструментами не работаем. Что такое размещать валютные облигации? Это значит брать на себя валютные риски. Нам не хотелось бы уходить в чисто финансовую технику. Мы, прежде всего, промышленный инвестор. Поэтому мы идем, может быть более ортодоксальным, стандартным, но и более надежным путем. Российские облигации с хорошими параметрами, что нас вполне устраивает.

Эвелина Закамская: По вашим планам, озвученным еще в момент создания управляющей компании РОСНАНО, вы в 2015-м году должны были выйти на 49% частных инвестиций среди всех ваших финансовых ресурсов. Будет ли достигнут этот показатель? И какие инструменты еще можно рассматривать для того, чтобы привлекать частных инвесторов?

Анатолий Чубайс: 49% это плановая цифра по долей частного капитала в управляющей компании РОСНАНО, этот параметр у нас заложен в нашей KPI, он означает, что менеджмент РОСНАНО должен осуществить покупку по рыночной цене 49% акций компании. Мы провели соответствующие подготовительные мероприятия, со стороны менеджмента готовность есть. Но точку в этом вопросе ставит совет директоров, и мы рассчитываем этот вопрос обсуждать в недалеком будущем.

Эвелина Закамская: Ну а как в целом оцениваете интерес частных инвесторов сегодня к активам РОСНАНО?

Анатолий Чубайс: Мы в этом смысле вышли на качественно новый уровень, который раньше, в общем, нами и не ставился как задача. Суть: мы сегодня говорим не просто о проектах нанотехнологических, а мы говорим об инвестиционных фондах, наноиндустрии. Это сердцевина нашей стратегии и создавая их, мы взяли на себя обязательство в каждый такой фонд не менее чем 50% средств привлекать не наших, внешних средств. На сегодня это удается, удается это и во взаимоотношениях с российскими частными партнерами, мы создаем инвестиционный фонд с СМП Банком, думаем, что мы до конца года создадим как минимум, еще 1–2 фонда с другими частными российскими структурами в ноябре- в декабре рассчитываем успеть, естественно, скажем о них. И помимо этого мы создаем инвестиционные фонды с нашими зарубежными партнерами но поскольку сейчас, по понятным причинам, с западом это мало реалистично, мы реально заместили на наших восточных партнерах, мы создали уже второй фонд с Китаем, это очень авторитетный партнер. Такой Цинхуа юниверсити, университет Цинхуа очень известный и структура серьезнейшая, с активами под 200 миллиардов долларов. Вместе с ними мы создаем совместный инвестиционный фонд, целью которого является нахождение стартапов в Израиле и абгред технологии развитие технологии для России и для Китая, вот такая трехстрановая конструкция, очень рассчитываем, что будет поставлена точка в этом году и фонд начнет работать.

Эвелина Закамская: Поиск стартапов продолжается или начинается сейчас?

Анатолий Чубайс: Ну он, конечно, не начинается, он продолжается, причем здесь помимо нашего обычного стандартного поиска стартапов, мы их еще и сами выращиваем. В группе РОСНАНО есть некоммерческий фонд инфраструктурных образовательных программ, который построил на сегодня 12 нано-центров. Нано-центр это фабрика стартапов. У нас на сегодня стартапов, созданных нашими нано-центрами более 400. В Новосибирске, в Троицке, в Саранске, в Ульяновске, в Зеленограде, в еще ряде городов России, уже отлаженная технология такого, ну почти конвейерного производственного стартапов. И мы, конечно же рассчитываем, что те стартапы, которые мы начали создавать, а цифры, в общем-то уже вполне серьезные, это подрастающие объекты для инвестиций АО РОСНАНО.

Эвелина Закамская: Когда мы с вами регулярно обсуждаем возможности поиска средств, в частности, там длинных денег на внутреннем рынке, то так или иначе, возвращаемся к возможности привлечения средств пенсионного фонда. Для этого нужны были законодательные изменения. Дискуссия остановилась вот на вашем предложении внести эти изменения, или есть движение?

Анатолий Чубайс: Дискуссия не остановилась. У нас было очень конструктивное взаимодействие с Центробанком. Даже знаете, не в режиме какого-то грозного бюрократического совещания, а в режиме содержательного семинара. Руководство Центробанка попросило нас, дайте нам такое компетентное изложение того, как выглядит роль пенсионных фондов в венчурной индустрии Прайвет эквити индустрии в мире. Разговор прошел очень предметный у Сергея Швецова, первого заместителя председателя Центробанка. Как мне показалось, нас поняли лучше. И мы точно готовы двигаться дальше. Тем более, что есть и официальное поручение председателя правительства на этот счет.

Эвелина Закамская: О том, чтобы такое разрешение в декларацию Пенсионного фонда было внесено и от 2 до 4% Пенсионный фонд мог…

Анатолий Чубайс: Вот вы уже цифры называете, я бы не рискнул их назвать.

Эвелина Закамская: Это показатели европейских фондов внесенных.

Анатолий Чубайс: Да, там есть параметры на уровне там от 3 до 5%, вы называете правильные ориентиры, что для нас главное? Пенсионный фонд это колоссальные объемы ресурсов, под 2 триллиона. Они сегодня где эти средства? Их куда-то размещать надо. Как правило, это просто депозиты банков. Что возможно, но что не разумно. Когда, примерно, 15 лет назад в Соединенных Штатах такая же точка была пройдена, то есть когда разрешили Пенсионным фондам вкладываться в венчурные Прайвет эквити индустрии, это привело к многократному росту индустрии инвестиций, прямых инвестиций. Собственно, того же самого мы добиваемся и я думаю, что это пройдет и в России. Речь идет об изменении в нормативной базе, о прямом разрешении пенсионным фондам вкладывать средства в вот такие фонды. Тем более, что в России уже создана Минэкономика и нами создано законодательство об инвест-товариществах, то есть о российских Прайвет эквити фондах. Создана, кстати говоря, целая ассоциация РОСПЕК, это российская Ассоциация прайвет эквити фондов, которая работает в этой сфере практически и осуществляет инвестиции в российскую экономику.

Эвелина Закамская: Средствами негосударственных пенсионных фондов вам еще не приходилось пользоваться.

Анатолий Чубайс: Нет, нам еще пока не приходилось.

Эвелина Закамская: Как вы относитесь к решению заморозить отчисления в негосударственные пенсионные фонды?

Анатолий Чубайс: Тяжелое решение, конечно, стратегически оно очень опасно, потому что оно вызывает вопросы по долгосрочности этой системы, но при этом очень важно, что было прямое заявление министра экономического развития Алексея Улюкаева о том, что это решение не отменяет стратегии по строительству в России системы негосударственных пенсионных фондов. И очень хочется надеяться, чтобы оно стало последним.

Эвелина Закамская: Еще одна задача, которую вы перед собой ставили, которая должна была быть реализована в 2015-м году, это портфель активов на сумму в 300 млрд рублей. Удается ли не выбиваться из графика?

Анатолий Чубайс: Это не простая задача. Мы действительно на нее заточены, в прошлом году у нас было больше 220 млрд рублей. Считаю, что у нас есть все шансы планку 300 млрд пройти. Мы, собственно, на это и работаем. К 300 млрд наших проектов должны добавиться еще 600 млрд независимых от нас производителей, 300 плюс 600, 900 миллиардов плановая цифра 15-го года, она была нам задана еще в 2008-м, я твердо рассчитываю, что мы сегодня без всяких корректировок этот план выполним.

Эвелина Закамская: Вы сохраняете также планы, в таком случае, по выходу на безубыточность РОСНАНО в 2017-м году?

Анатолий Чубайс: Да, картина выглядит именно так. У нас в нашем бизнес-плане счет пошел в абгрейд, с 17-го года должна появиться прибыль. Правда, по факту, мы в 15-м году, в 14-м году, прошу прощение, впервые досрочно получили прибыль по МСФО. Значит, пока трудно сказать о 15-м годе, но повторю еще раз, плановую задачу 17-го года выйти на чистую прибыль по МСФО и соответственно начать платить дивиденды государству, мы заложили в нашу финансовую модель до 20-го года, она работает.

Эвелина Закамская: И вы планируете в эти же сроки продать свой пакет в управляющей компании.

Анатолий Чубайс: Да. Да.

Эвелина Закамская: 60 предприятий компании РОСНАНО сегодня работает на территории России. Насколько стабильно они себя чувствуют, насколько уверены в их экономическом будущем?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, в инновационной же сфере все не как у людей, в том смысле, что если мы говорим о компаниях уровня там монокристалла, как я сказал, или компаниях уровнях пермского Новомета, уникальный производитель высококачественного оборудований погружных насосов для нефтянки, очень мощная команда. Серьезная крупная компания с объемами каждое производство 3,5,7 млрд рублей, они твердо стоят на ногах, они развиваются. Они, безубыточны, инвестируют, и так далее. Но, по определению, часть построенных нами компаний, Стартапы, это те, которые только начинают, собственно говоря, работать. Многие из них для того, чтобы выйти на безубыточность, должны еще провести один раунд, второй раунд, третий раунд. Это, собственно, и есть то, что называется инновационной сферой. Конечно же, в условиях финансового кризиса сложнее решить задачу привлечения инвестиций вот на этих стадиях, тем не менее, мы проходим без банкротств, и у нас ситуация, когда мы поставили задачу привлечь финансовые ресурсы и ничего не смогли бы сделать, такой ситуации в этом году не было, и я думаю, что и не будет.

Эвелина Закамская: На предприятиях не проводится политика по оптимизации, кадровой оптимизации, закрытию каких-то производств, не отказываетесь от проектов?

Анатолий Чубайс: Мы от проектов не отказываемся, а вот политику оптимизации мы проводим. Причем часто мы это делаем на новых предприятиях. Вот смотрите, мы буквально месяц назад в Саранске построили первый в России завод по производству оптоволокна. Я практически сразу же после этого в Японии встречался с руководством компании, с Sumitomo Electric, которая является одним из мировых лидеров, и мы понимаем, что уровень эффективности у них существенно выше, чем то, что мы хотели сделать у нас. Поэтому мы договорились с японскими коллегами. Дорогие друзья, нам точно нужна ваша компетенция в решении вопросов: А) качество. Мы хотим делать российское оптоволокно точно не хуже, чем японское. Б) затраты. У них на 10 установок один работающий, у нас на одной установке 1 работающий. Мы не можем себе позволить такого расточительства. Мы договорились с компанией Sumitomo Electric о взаимодействии вот на этот счет и пользование их опыта.

Эвелина Закамская: По производительности труда мы действительно занимаем одно из последних мест в мире, по последним исследованиям, если в Европе рассматривается ситуация, уступили место даже Греции, которую кто только не ругал за леность.

Анатолий Чубайс: Это правда. Это правда, но мы недавно специально сравнивали производительность труда в наноиндустрии, ну уже есть что читать, уже есть объемы, те самые 220 млрд. Сравнивали с производительностью труда в обрабатывающей промышленности в целом. У нас она на 60% выше, чем в целом в обрабатывающей промышленности. Мало того, у нас и рост существенно выше, темпы роста в целом наноиндустрии в России 12%. Это означает, что высокотехнологичный сегмент расширяется и производительность у него выше, следовательно, и темпы, мы вносим свой вклад в рост производительности в целом в обрабатывающей промышленности в стране.

Эвелина Закамская: А у вас нет на балансе градообразующих предприятий? В связи с оптимизацией всегда возникают риски, социальные риски.

Анатолий Чубайс: Нет, этого, к счастью, нет.

Эвелина Закамская: А с другой стороны, в условиях девальвации и таких кризисных экономических явлений неожиданно появилось и другое преимущество, российская рабочая сила стала значительно дешевле, уступая тоже многим странам по некоторым параметрам даже Китаю. Вы почувствовали уже это преимущество?

Анатолий Чубайс: конечно.

Эвелина Закамская: Насколько его можно рассматривать как преимущество?

Анатолий Чубайс: И по цене рабочей силы, и по цене электроэнергии, которая сейчас одна из самых дешевых среди развитых стран в России. И это означает, что? Это означает, что мы получили импульс, мы получили серьезный импульс для экспорта, существенно более серьезный, чем раньше. Ну вот у нас, скажем, есть строящийся нами с партнерами солнечная индустрия в России. В том числе построенный в Чувашии завод Хевел. Мы изначально рассчитывали, конечно, на российский рынок, который создается, кстати говоря, в котором разыгрываются тендеры, которым мы будем дальше заниматься. Но, сейчас вот в этой ситуации, о которой вы говорите, мы видим, что мы по-настоящему можем поставить перед собой задачу экспорта и мы ее ставим. Да, для этого придется на том же самом Хевеле произвести апгрейд технологии и перейти к тонкопленочных панелей на технологию хит, так называемый, с КПД 20%. Но мы понимаем как мы это сделаем, мы понимаем, в какие сроки это будет осуществлено, мы понимаем, на какие инвестиции мы это сделаем. И сделав это, мы должны выйти на мировые рынки с российскими панелями.

Эвелина Закамская: Ну а если по другим параметрам, насколько благоприятна почва и климат в России для появления стартапов? Занимаетесь ли вы изучением НИОКРА по-прежнему и возможности приложения по поддержке этих исследований?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, конечно же в России климат для стартапов не такой благоприятный, как уже в таких сложившихся инновационных экономиках, как, скажем, Израиля или силиконовой долины в Соединенных Штатах. И такого же мощного уже, естественно идущего потока у нас нет и не надо пытаться реально сделать лучше, чем она есть. Вместе с тем, мы же сейчас находимся все равно еще пока на стадии только зарождения всей экосистемы инновационной в России. И в этом смысле, также как и везде в мире, и в силиконовой долине, и в том же самом Израиле, без государственной поддержки не зарождается инновационная экономика, это невозможно. К счастью, у нас это понимают, и такая поддержка существует. В этом смысле, поэтому и появляются цифры. Я вам сказал, за 300 стартапов, которые возданы в нано-центрах, которые были поддержаны государством. И это и есть тот механизм, который через шаг уже должен создать им самоокупаемость, саморазвитие и так далее. Но пока без государственной поддержки это просто было бы не реально.

Эвелина Закамская: Вы анонсировали новый проект с американской компанией по выращиванию микроводорослей на базе института Губкина. Как вам сегодня удается работать с американцами? Есть какие-то особенности взаимоотношения в условиях такого политического похолодания?

Анатолий Чубайс: Ну этот проект внучатый, то есть проект, создан (нрзб.) фонда. Ответ на ваш вопрос таков: конечно же мы чувствуем сдерживающий эффект от санкций в нашем инновационном мире, он достаточно серьезен. Но он не тотален. Тем не менее, возникает целый ряд серьезных направлений, в которых и наши западные партнеры готовы с нами взаимодействовать. У нас нет ситуации абсолютного запрета на взаимодействие. Я имею в виду западные страны. Кстати говоря, на одной из последних сессий с президентом я получил просто прямое указание, не закрывать двери для сотрудничества с западом, оставлять их открытыми, где это возможно, развивать.

Эвелина Закамская: Я благодарю вас. Желаю успехов.

Анатолий Чубайс: Спасибо.

Источник: Россия 24, 06.11.2015