Андрей Редькин: Пробуйте, без неудач не бывает больших побед

25 февраля 2014

Автор: Наталия Шишова

В конце января министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров на пленарной дискуссии V Гайдаровского форума «Россия и мир: устойчивое развитие» выделил Ульяновский наноцентр в качестве одного из успешных примеров развития индустриальных парков. Как в сравнительно короткое время предприятию удалось добиться столь высоких результатов, корреспондент Media73 поинтересовался у генерального директора Андрея Редькина.

Андрей Павлович, чем сегодня занимается нанотехнологический центр?

— Проект создания наноцентра в Ульяновске был отобран в 2010 году по итогам второго открытого конкурса РОСНАНО. Основные специализации наноцентра: автокомпоненты; авиация и космос; строительство. Мы сегодня занимаемся инновационными проектами, которые могут быть интересными с коммерческой точки зрения.

На федеральном уровне был особо отмечен проект по разработке теста на резус-фактор плода. Расскажите о нем подробнее.

— Ученые из Москвы, Самары, Димитровграда и Ульяновска совместно разработали уникальный тест, позволяющий определить пол ребенка, начиная с седьмой недели беременности. Наноцентр с этой группой ученых начал работать уже тогда, когда у них был продукт. Мы заметили их. В итоге купили долю в проектной компании, договорились о перспективах в плане развития и совместно создали еще одну компанию, разделив деятельность на производство готовых продуктов и разработку новейших технологий.

Кстати, второй наш проект, который также поддержал Денис Мантуров во время своего последнего визита в Ульяновск: ПЦР тестовая система для определения резус-фактора плода на 10 неделе беременности по венозной крови матери. Хочу сразу отметить, что определение пола ребенка не является медицинским тестом как таковым, поскольку по его результату пациентке не назначают лечения. Этот тест носит лишь информационный характер. Вторая система — это медицинский тест, поскольку на его основе может быть прописана иммунологическая профилактика.

Клинические испытания по продуктам уже пройдены?

— Да.

Проекты уникальны в своем роде?

— Да. Их можно считать прорывом в науке. Сегодня только в Америке есть лаборатория, которая делает аналогичный анализ в замкнутом цикле. Но там нельзя его сделать в больнице, нужно прийти именно к ним в лабораторию. Заключение дают с вероятностью 95 процентов. Уникальность нашей технологии в том, что мы первыми в мире сделали лабораторный тест доступным абсолютно всем. Его можно сделать в любой лаборатории больницы при условии, что медперсонал обучен.

Уже есть дорожная карта по внедрению тестов в повседневное пользование?

— Мы рассчитываем, что в течение года эти тесты можно будет сделать в любой женской консультации.

Они будут платными?

— На определение пола ребенка — да, а анализы на резус-фактор должен оплачивать бюджет, так как этот тест позволяет значительно сэкономить бюджетные деньги. В пересчете на Россию экономия получается свыше 1 миллиарда рублей. Все дело в том, что сегодня по статистике 15 процентов женщин имеют отрицательный резус. Только в части случаев требуется иммунологическая профилактика. Однако сегодня его дают всем без исключения резус-отрицательным женщинам. В пятидесяти процентах случаях у резус-отрицательных женщин рождается резус-отрицательный ребенок, и им не нужна профилактика.

Сегодня вам в чем-то нужна помощь со стороны федералов?

— В работе с Росздравнадзором помощь, конечно, нужна, потому как это очень сложная организация. В части продвижения продукта тоже нужна. Однако в этом вопросе активно подключился наноцентр, и мы по максимуму используем свои ресурсы.

Андрей Павлович, а в дальнейшем есть планы выхода на зарубежный рынок?

— Сначала мы хотели бы, чтобы эти тесты оказались в федеральном стандарте по оказанию медицинской помощи. Часть регионов с нами уже ведут переговоры и хотят тесты ввести в стандарт на областном уровне. Регистрационная процедура в ряде зарубежных стран может оказаться даже быстрее, чем в России, поэтому уже сегодня мы установили контакты с агентством, которые делает сертификацию для европейского рынка. У нас уже есть продвижение в Казахстане и ряде стран СНГ. Мы общаемся с Ираном, Арабскими Эмиратами, Саудовской Аравией. Эти страны крайне заинтересованы во внедрении наших продуктов на своей территории. Мы рассчитываем, что эти рынки также будут работать с нашим продуктом.

Какими еще проектами занимается наноцентр?

— Для себя мы наметили еще три интересных продукта, двумя из которых уже начали заниматься: разработка ПЦР тестовой системы для диагностики у ребенка синдрома Дауна по венозной крови матери. Второй продукт — ранняя диагностика рака простаты. Известно, что биологическая жидкость, проходящая через опухоль, несет в себе мельчайшую концентрацию ДНК опухоли. Ее можно найти и расшифровать. Таким образом, можно на нулевой стадии, когда опухоли еще не существует и диагностическими приборами ее нельзя определить, найти эти больные клетки и определить предрасположенность.

Кто вам помогает разрабатывать подобные уникальные проекты?

— С нами работает 11 команд разработчиков. Из них 5 физически присутствуют в наноцентре, еще 6 находятся в разных точках удаленности. Большинство участников этих команд — люди не из Ульяновска. Мы охотно привлекаем талантливых людей по всему миру. К примеру, сейчас ищем квалифицированного инженера-химика и уже, кстати, сбились с ног в поисках.

Как можно попасть на работу в наноцентр?

— Мы сегодня ищем большое количество разных квалифицированных специалистов. Вакансий около десятка. Однако требования у нас очень высокие. Мы предоставляем хорошие условия найма, иногородним сотрудникам помогаем решить вопрос с жильем. Кстати, сейчас готовим предложение губернатору по субсидированию процентных ставок ипотечных кредитов сотрудникам наноцентра и любых других предприятий инновационного бизнеса: айтишникам и нашим соседям по промзоне.

Какими качествами должен обладать проект, чтобы вы начали с ним работать?

— Это достаточно сложный вопрос. Из тех проектов, которые нам приносят, мы делаем примерно один процент. Не потому, что не хотим ими заниматься, а потому, что у нас высоко поднята планка. Во-первых, это должна быть инновация с мировой точки зрения, во-вторых, это должен быть проект, на котором можно заработать при капитализации, в-третьих, должна быть сильная команда, способная разработать и реализовать продукт. Например, если к нам приходит команда, которая хочет заниматься тонкопленочным дисплеем, то, очевидно, что лидеры этой группы должны свободно разговаривать на английском. В России эти технологии отстали на десятки лет, и всю новейшую информацию нужно черпать из-за границы. Если к нам приходят с таким проектом — это уже вчерашний день.

К проектам, которые нам приносят, мы стараемся привлечь наших иностранных партнеров, чтобы легче было разобраться в сути. В итоге собираем несколько мнений по каждому проекту. В конце только самые интересные продукты представляем на рассмотрение нашим акционерам, чтобы принять окончательное решение. Однако всем начинающим молодым ученым хочу сказать: пробуйте, поскольку без неудач не бывает больших побед.

Источник: Media73, 21.02.2014