Кто живет в инкубаторе

07 февраля 2014

Автор: Владимир Миловидов

Два месяца назад — 10 декабря — на юге Троицка открылись первые два технологических корпуса наноцентра «Техноспарк». О том, что происходит сейчас в «Техноспарке», о внутренних механизмах и логике работы наноцентра, о перспективах и мечтах рассказал нам его директор, тройчанин Денис Ковалевич.

«Открытие в декабре прошлого года первых двух зданий — важнейший результат полуторагодичной работы команды наноцентра, который был достигнут вместе с нашими ключевыми партнерами, — говорит Денис. — С теми, кто создает вместе с нами новые технологические стартапы и инжиниринговые компании, и с теми, кто инвестирует в строительство специализированных лабораторно-производственных помещений».

Не счесть алмазов…

Что же сейчас происходит в стенах «Техноспарка»? Созданные в Троицке за последнее время технологические компании запускают в работу материальную базу и становятся пользователями специализированного оборудования. Именно эти новые компании — основные резиденты первых двух корпусов.

Сегодня в деятельности «Техноспарка» выделяются три специализации, о каждой из которых есть что рассказать. «Передовиками» движения сейчас, по мнению, Дениса, является направление искусственных алмазов и их применений. «Самый высокий темп разворачивания физической инфраструктуры — у технологической компании „СВД-Спарк”. Созданы уже три стартапа по применению этих искусственных алмазов — в горнорудном инструменте, электронике и медицине, и еще пять готовится, — говорит Ковалевич. — Мы провели анализ, и оказалось что комплекс оборудования на нашей площадке — крупнейший в Европе (среди тех организаций, которые нацелены на разработку новых применений искусственных алмазов). Уже сегодня у нас работают четыре — а будет больше — машин для роста алмазов, на которых можно параллельно проводить сразу несколько прикладных разработок под разные практические задачи». Три из четырех этих установок — результат работы троицких ученых. «Это спин-офф от деятельности Центра физического приборостроения ИОФАНа», — замечает Денис — «мы нашли несколько новых применений разработкам этого института и вместе с его инженерами здесь их сейчас отрабатываем».

Серийные предприниматели

«Любой стартап — это всегда движение с двух концов, — рассказывает Ковалевич. — С одной стороны — от индустриальных задач. С другой — от развития технологий. Спин-офф — это когда технология, созданная изначально для одного применения, получает несколько новых. Задача наноцентра — увидеть проблему или вызов, стоящий перед какой либо современной развивающейся индустрией, найти ту технологию, которая, с одной стороны, может экономически осмысленно решить именно эту проблему, а с другой быть использована и в иных отраслях, вместе с разработчиками технологии создать новую компанию и начать работать на новых рынках. Тем самым эффективность использования технологии резко повышается. Например, то, что было раньше просто элементом приборостроительной базы одного большого института, превращается в самостоятельный бизнес, создающий новую добавленную стоимость».

Свою деятельность Ковалевич называет «серийным предпринимательством». «Мы связываем рынок, технологии и ресурсы, играя роль стартового предпринимателя. Наша цель — запустить поток стартапов в разных направлениях. Это не консалтинг, это не „упаковка” проекта для поиска инвестора. Мы сами инвестируем небольшое количество денег, но только в том случае, если кто-то из команды наноцентра берет на себя ответственность и видит перспективы бизнеса. Это не раздача государственных грантов и субсидий. Мы сами отвечаем за успех или провал любого из наших стартапов», — подчеркивает он.

Инкубатор в квадрате

В мировой практике такие структуры, как наноцентр, называют метким словом «инкубатор». Как наседка, которая опекает цыплят вплоть до вполне серьезного возраста. «Фактически Наноцентр выполняет роль инкубатора инкубаторов», — заявляет Ковалевич. Имеется в виду, что занимается центр не всем подряд, а конкретным набором технологических направлений. Одно из них — уже упомянутые искусственные алмазы, второе — лазерные технологии. На первом этаже начинает работу компания «ЛазерСпарк». «Она так и называется — лазерный инкубатор, — говорит Денис. — Там установлены лазеры всех типов, всех длин волн. Человек с рыночной идеей может воспользоваться ими, чтобы проверить, исполнима ли его идея, какой конкретно лазер ему нужен, и осуществить первичный инжиниринг, т.е. понять параметры процесса и будущую цену. Это даже не прототип, а еще более ранняя стадия — подтверждение или опровержение исходной бизнес-идеи. Такова функция бизнес-инкубатора. А рядом с ним — в соседнем помещении — делают лучшие с стране лазерные установки для офтальмологии и скоро начнут производить лазеры для хирургии и косметологии».

Получается центр, где собраны и технические, и человеческие, и предпринимательские ресурсы. Взаимодействовать они могут по-разному. «Если у стартапа есть свои деньги, он может прийти в инкубатор и, скажем, заплатить за проверку их гипотезы — арендовать рабочее место на „лазерном столе”, часы работы лазерной техники, заказать работу специалистам. А если есть только исходная идея и желание запустить бизнес, можно воспользоваться инфраструктурой инкубатора, дав ему долю в будущем стартапе, — объясняет Ковалевич. — По сути, инкубатор балансирует между этими двумя моделями. У него накапливается пакет долей в стартапах, одновременно за счет контрактных работ он осуществляет текущее свое финансирование. Этот инкубатор — не дотационная организация, а самостоятельный тип бизнеса».

Клюшка для русских хоккеистов

Третье направление деятельности наноцентра — электроника. От нанолитографии, технологии на переднем крае развития процессов, обеспечивающих производство микросхем, до прикладных применений, так называемых «высокоинтегрированной электроники». К примеру, в наноцентре в одном из помещений стоит прототип электронной автобусной остановки, создаваемой под требования Москвы. Кроме того, в 2014 году наноцентр запускает еще как минимум две новые темы. Одна из них — композитные материалы.

«Вы знаете, что вся континентальная хоккейная лига играет иностранными хоккейными клюшками? — спрашивает Денис и рассказывает об одном из новых проектов наноцентра — первой русской клюшке из композитных материалов. Другие сферы деятельности — ограждения для дорог, панели для вагонов — они должны обладать особыми антипирентными свойствами. С минимизацией последствий в случае возгорания. А для этого идеально подходят биокомпозиты. В мире сегодня их делают даже из кожуры банана — фактически из любого биоматериала, которые есть под рукой!»

«У нас будут десятки стартапов в сфере композитных применений. Мы не стремимся закупить побольше оборудования — тем более что есть в России несколько композитных «фабов», даже специализированный наноцентр „Композит”, где стоит оборудование, есть печи и так далее. Мы идем от продуктов, на которые есть запрос, и мы видим, как на рынки выйти. В мире эта модель называется fabless — практически без капитальных затрат».

* * *

Мы бегло окинули взглядом несколько проектов «Техноспарка». Будет очень интересно поглядеть на «цыплят», которые начнут «вылупляться» в этих специализированных инкубаторах уже в ближайшие месяцы, и, разумеется, мы будем рассказывать о них на страницах газеты. Ведь деятельность наноцентра жизненно важна для всего города. «Техноспарк» создает новые и высокотехнологические рабочие места, и чем больше в троицке будет появляться новых технологических компаний, тем быстрее наш город превратиться обратно из «спального района» в один из центров развития науки и технологии. В этом убежден Денис, и этот оптимизм очень хочется разделить вместе с ним.

Источник: Газета «Городской ритм», 07.02.2014