СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Анатолий Чубайс: «То, что сделала Рябова в Кремниевой долине, произвело сногсшибательное впечатление»

27 июня 2017

Автор: Татьяна Колчина

В Казани открылось производство жидких нанопокрытий. Интервью «Реального времени» с основательницей уникального бизнеса

В понедельник в Казани на территории технополиса «Химград» президент РТ Рустам Минниханов и Председатель Правления АО «РОСНАНО» Анатолий Чубайс открыли производство жидких нанокомпозитных покрытий американской компании Advenira Enterprises, Inc. Несмотря на то, что казанская площадка стала вторым производством Advenira в России, в скором времени она станет единственной. По информации владелицы и основательницы компании Эльмиры Рябовой, озвученной «Реальному времени», производство компании в Троицке, открытое в марте 2016 года на территории нанотехнологического центра «ТехноСпарк», будет свернуто.

От баночки до реактора

Само производство, в строительство которого было инвестировано $2,5 млн, не производит впечатление промышленного гиганта — несколько реакторов установлены в зале площадью в несколько десятков квадратных метров. Заявленная мощность производства — 30 тысяч литров в год. Однако даже этого небольшого объема должно хватить на обработку 23,4 млн квадратных метров покрытия. В Казани будут производиться три типа нанопокрытия — Thixorion (используется в производстве микроэлектроники), AdvenGuard (используется преимущественно для антикоррозийной обработки труб) и снижающее последствия трения покрытие ClearCorr.

Открытие производства началось с ознакомительной экскурсии для Рустама Минниханова и Анатолия Чубайса, в ходе которой основательница и владелица Advenira Enterprises, Inc. рассказала гостям о том, чем ее технология принципиально отличается от традиционных.

— Когда мы 6 лет назад увидели в Кремниевой долине то, что сделала Эльмира Анатольевна (Рябова, — прим. ред.), на нас это произвело какое-то сногсшибательное впечатление, — поделился воспоминаниями Анатолий Чубайс. — Правда, на тот момент это было несколько баночек, в которых что-то там булькало, переливалось, кипело, и выглядело в общем не очень эффектно. Но суть ноу-хау на специалистов производит сильнейшее впечатление. Это те покрытия, которые не требуют вообще никакого вакуума, которые могут наноситься в самых обычных условиях без специальной сверхсложной подготовки, если не считать главного секрета, главного технологического прорыва — это, собственно, сам материал покрытия и способ его нанесения. Речь идет об уникальном нанотехнологическом процессе, где рабочие частицы имеют размер 10—20 нанометров.

Корабли, мосты и памятники

Сфера применения новых материалов распространяется практически на все поверхности, требующие антикоррозийной защиты.

— Это покрытие позволит нам совершенно изменить и сохранить наши памятники, — заявил на открытии производства президент РТ. — У нас много мостовых конструкций. Много металлоконструкций [используется] на крупных промышленных предприятиях, это суда. Это решение позволит повысить и качество, и срок службы объектов и изделий.

Сегодня же было подписано несколько соглашений об использовании нанопокрытий производства ООО «ТАТ-Адвенира» (дочерняя компания Advenira Enterprises, Inc.) — с оператором антикоррозийной обработки поверхностей металлоконструкций ГК О3, производителем микросхем АО "ППК «Миландр» и производителем шаровых кранов для нужд газодобывающей промышленности компанией «РМА Рус», базирующейся на территории ОЭЗ «Алабуга». Отметим, все три компании занимают на своих рынках лидирующее положение.

Впрочем, возможно, что в скором времени число контрагентов «ТАТ-Адвенира», имеющих татарстанскую «прописку», вырастет. На открытии производства Рустам Минниханов распорядился направить протокольные поручения, касающиеся возможностей и перспектив использования указанных нанопокрытий, в Минстрой РТ, а также в республиканские Министерство экономики и Минпромторг.

«Как ученый, я должна была что-то сделать»

Автор технологии и основательница Advenira Enterprises, Inc., работая над новым материалом, руководствовалась совсем не экономическими мотивами. О том, как рождалось революционное покрытие, Эльмира Рябова рассказала «Реальному времени».

— Эльмира Анатольевна, вашу технологию характеризуют как прорыв в области производства нанопрокрытий. В чем именно он заключается?

— Известно, что неорганические соединения, такие как оксиды и нитриты металлов, обладают очень хорошими физико-механическими свойствами — устойчивостью к химическому воздействию, прочностью и т. д. Но сегодня они существуют в основном в виде керамик. Керамика же производится в виде пудры, которая впоследствии прессуется для создания объемных объектов. Моя задача была в том, чтобы сделать керамические пленки, которые можно было бы наносить из раствора, но чтобы результирующие пленки обладали свойствами традиционных керамических соединений. Прежде всего, устойчивостью к агрессивной среде.

— С чего начиналась ваша работа по созданию нового материала?

— Начнем с того, что я — российский физик (сейчас у меня двойное гражданство). Образование, которое я получила в СССР, было настолько качественным, что позволило мне стать экспертом во многих отраслях, в том числе в сфере возобновляемой энергетики и производства полупроводников. Но чем бы я ни занималась, я видела острую необходимость в смене существующих технологий. В том числе из-за экологической нагрузки, которую давали традиционные производства. К примеру, все знают, что хромирование изделий обеспечивает защиту от коррозии. Но частый контакт с шестивалентным хромом в 80 процентах случаев обеспечивает рак. То есть люди, которые употребляли воду с содержанием ионов хрома, пищу, бывшую с ним в контакте, или непосредственно находились в контакте с веществом, практически гарантированно заболевали онкологией. Поэтому сейчас практически во всем мире использование хроматов для защиты от коррозии запрещено. Что тогда остается? Полимеры? Но они химически с металлами не соединяются, и всегда есть маленькая прослойка, где идет разрушение поверхности.

Столкнувшись с этим, я и пришла к выводу, что единственное решение — это жидкостная технология, конечным продуктом которой должны стать прочные керамические пленки. И у себя в Кремниевой долине, где я тогда жила и работала (в поисках работы я уехала из России в 2000 году) в гараже, восемь лет назад я создала эту технологию. Честно говоря, я даже мечтать не могла, что проект будет успешным, но и не попробовать как ученый я не могла тоже.

— Когда началось ваше сотрудничество с РОСНАНО?

— Шесть лет назад РОСНАНО пригласил меня в качестве эксперта в совершенно другие проекты. Представители РОСНАНО приезжали в Кремниевую долину в поисках технологий и портфельных компаний. Так они познакомились с моей технологией. Год назад стало ясно, что проект будет осуществлен в Татарстане.

— Каковы объемы производства Advenira Enterprises, Inc. в США?

— В Кремниевой долине у нас стоит только пилотная линия, реактор. Всю свою российскую деятельность мы консолидируем в Казани. Производство, которое в 2016 году было запущено в Троицке, переедет сюда, это вопрос двух месяцев. На территории «Химграда» для нас зарезервировано еще одно большое помещение, куда будут поставлены машины из Калифорнии. Честно говоря, я в восторге от того, как к проекту подошел Татарстан. Я всегда мечтала вернуться в Россию. И сейчас я планирую купить в Казани квартиру, чтобы жить и работать здесь, хотя сама я — питерский человек.

— Как будут расти объемы производства в Казани?

— На открытии было сказано, что от 30 тысяч литров в год объемы будут доведены до 300 тысяч. Так вот это не просто красивая цифра, не просто декларация о намерениях — это предусмотрено нашей дорожной картой. Через 3,5 года объемы производства жидких нанопокрытий в Казани будут доведены до 300 тысяч литров в год. Сюда будут поставлены еще 10 реакторов, плюс вспомогательное оборудование.

— Их хватит, чтобы покрыть потребности страны?

— Нет. Сейчас нефте- и газодобывающие компании тратят огромные суммы на ремонт труб. Сейчас компания О3 тестирует наш материал как замену импортному, в том числе и для внутренней обработки труб. Раньше внутренние поверхности вообще не обрабатывались антикоррозийными покрытиями —добавлялись ингибиторы, которые от коррозии не спасали. Емкость рынка — это как минимум все трубы, которые есть в стране. Посчитать легко: длину окружности умножить на длину трубопровода и умножить еще на два, потому что обрабатывать их надо и изнутри, и снаружи.

— Насколько вы обеспечены сырьем, чтобы кратно увеличивать объемы производства покрытия?

— Сейчас как раз мы и озабочены тем, чтобы целиком перейти на российскую сырьевую базу, что позволит существенно снизить себестоимость продукта. Сейчас часть компонентов закупается за рубежом, хотя на 2/3 сырье российского производства. Остальное, увы, закупаем в Бельгии. Работа над тем, чтобы локализация производства была стопроцентной и в части сырья, сейчас нами ведется совместно с вашим ИОФХ им. Арбузова, НИФХИ им. Карпова и факультетом нефти и нефтепродуктов КНИТУ.

Обработка труб необходима не только нефте- и газодобытчикам и транспортировщикам. Обрабатывать необходимо все трубы — ПВХ, медные, оцинкованные. Все, что используется в ЖКХ и что далеко не полезно для человека. Поэтому компания намерена развиваться в двух направлениях — чисто коммерческом и социальном.

— Какие регионы вы считаете наиболее перспективными для себя уже сегодня?

— Помимо Татарстана, это Владивосток, потому что там развито судостроение. Они уже проявили интерес, провели исследования, у них есть анализ рынка и т. д.

— Вы вложили $2,5 млн в производство в Казани. В то же время производство очень компактное, пока с небольшой производительностью.

— Мы пошли на такие инвестиции потому, что некоторые наши продукты очень высокомаржинальные. К примеру, растворы, которые используются в производстве микроэлектроники, продаются по $600 за литр, хотя их себестоимость — $6.

Источник: Реальное время, 27.06.2017