СМИ о деятельности РОСНАНО

Последние события и самая актуальная информация о деятельности РОСНАНО

Сергей Калюжный: Не нефтью единой. Одолеет ли «страна умных граждан» трудности сырьевой экономики?

10 февраля 2017

Автор: Нина Шаталова

Накануне Дня российской науки редакция 4science.ru обратилась к ученым, представителям университетов, институтов развития, бизнеса, промышленности с просьбой назвать три наиболее актуальных, на их взгляд, проблемы, которые мешают эффективному взаимодействию науки и бизнеса. А также обозначить возможные пути их решения и механизмы (инструменты), необходимые для этого.

Сергей КАЛЮЖНЫЙ, советник председателя правления УК «РОСНАНО» по науке — главный ученый, член Правления ФИОП

Сергей КАЛЮЖНЫЙ, советник председателя правления УК «РОСНАНО» по науке — главный ученый, член Правления ФИОП:

— Одна из проблем связана с тем, что у нас достаточно сильно монополизирована экономика. Компании-монополии, конечно, обладают большими ресурсами и возможностями, но если нет конкуренции, то их мотивация к модернизации и обновлению несколько понижена.

Другая проблема связана с существующей общей неопределенностью в стране. Все мы не очень понимаем образ будущего России. Сейчас у нас в общем сырьевая экономика, которая сыграла свою положительную роль в повышении жизненного уровня людей в нулевые годы. Но сегодня мы столкнулись с естественными ограничениями такой модели развития.

Конечно, определенные бурления и генерация идей в обществе идут, но на высоком политическом уровне образ будущего страны пока не определен. А раз нет образа будущего, нет и понимания, куда идти. Это сказывается и на том, что промышленность и бизнес часто ставят перед собой краткосрочные цели: всего на год-два. В то время как для развития науки очень важно иметь длинный горизонт планирования, чтобы она могла включиться в проработку и поиск технических решений.

Сырьевая экономика тоже требует поддержки со стороны науки. Но прямой востребованности от сырьевых экономик — не только у нас, но и в мире — для развития широкофокусной науки нет. И это надо помнить при выборе модели развития государства.

Можно назвать и другие проблемы, связанные со взаимодействием науки и бизнеса. Например, до сих пор в обществе наблюдается определенное недоверие между наукой и бизнесом/промышленностью. Последние часто недоумевают: что это там за расчеты и опыты ведут ученые, в то время, как нам нужны уже готовые продукты? Наука, со своей стороны, тоже озадаченно смотрит на бизнес, часто полагая, что он ориентирован только на немедленное получение прибыли. Кстати, СМИ также подогревают это взаимное недоверие.

Еще одна важная проблема — слабая информированность бизнеса/промышленности и науки о процессах, происходящих внутри каждой из этих сторон. Первые не очень-то в курсе, как идет коммерциализация научных исследований. А наука не всегда ведает, как это все организовано в промышленности.

Ученые уверены, что, если они открыли какое-то явление, свойство или новый материал, все должны обрадоваться, броситься кричать «вау», что-то срочно делать и прочее. А на самом деле от открытия явления до того, чтобы оно превратилось в продаваемый на рынке продукт, должен пройти довольно длительный путь.

В СССР, при всех ограничениях плановой экономики, такая цепочка продвижения научной продукции худо-бедно действовала и называлась «внедрение». Она была институционно организована. Внедрение шло по этапам: НИР, ОКР, головной образец, пилотная, опытная серия, и только потом готовый продукт.

Сейчас все это, в том числе из-за массового сокращения прикладной науки, в значительной степени разорвано. Виной чему и названная выше недостаточная информированность и, можно сказать, даже необразованность сторон в плане того, как осуществляется процесс коммерциализации научных исследований на современном этапе.

Все обозначенные проблемы носят системный, социокультурный характер. Быстро их решить нельзя. Но в перспективе 5–10 лет, если предметно заняться этим вопросом, сдвиги возможны. В значительной степени их, конечно, можно преодолеть, осуществив определенный стратегический поворот в развитии экономики.

В этом плане представляютсят полезными такие инициативы как НТИ, которая пытается понять будущие рынки, ищет незаполненные ниши, выявляет тренды, которые будут востребованы на рубеже 2025–2030 годов. Вообще сейчас в стране наблюдается большая активность по созданию экономических программ будущего развития России. Довольно активно работает Центр стратегических разработок под руководством Алексея Кудрина. Насколько я знаю, они планируют в мае этого года представить такую программу. Довольно значительное внимание в ней будет уделено научно-технологическому прогрессу.

Активны и другие наши экономические команды. Например, Столыпинский клуб, поддерживаемый уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, и другие. Предложений много, наверное, будет правильно внимательно рассмотреть их и принять стратегическое решение, каким все-таки мы видим образ будущего России, как будем к нему стремиться.

Если говорить о механизмах и инструментах, которые могут повлиять на развитие взаимодействия науки и бизнеса, то главное — все-таки получить четкий посыл от государства и элит о векторе нашего движения.

Например, можно говорить о развитии такой модели, как «страна умных граждан». Данный тезис предполагает, что акцент будет сделан на максимальное развитие человеческого капитала. Довольно большие инвестиции в этом случае пойдут и в науку, и в образование, и в здравоохранение, и в экологию. Деньги будут зарабатываться не путем извлечения нефти, а креативной деятельностью людей, и наука здесь играет первостепенную роль.

Другой вариант развития, пофантазируем, может также быть связан с масштабами земли российской, и ее географическим расположением между развитой Европой и быстро развивающейся Азией. Условно такую модель можно назвать «великая транспортная держава» или «мост Европа-Азия»… Почему бы и нет? Тоже путь развития экономики, так как развитие транспортной и логистической инфраструктуры обладает значительным мультиплицирующим экономическим эффектом. Может эта модель и не столь крутая как «страна умных граждан», но тоже имеет право на существование и ставит много актуальных задач для науки и техники.

Думаю, на любом пути понадобится провести разгосударствление и демонополизацию экономики. Сегодня у нас в экономике государства очень много. И это, как видим, тормозит развитие. Будет конкуренция в стране — будут компании каждый день думать о том, как улучшить свой продукт, занять те или иные ниши. Соответственно, и наука станет более востребованной.

Но, чтобы эффективно развиваться в конкурентной среде, требуется максимально поощрять технологическое предпринимательство. У нас в стране вообще на любых предпринимателей смотрят косо: что-то там они продают, деньги, наверное, гребут лопатой. И мало кто думает о том, что предпринимательство — это большая зона риска, особенно когда ты начинаешь новый проект, вкладываешь деньги, строишь производство… Не факт, что продукт твой будет так уж будет востребован рынком и ты сможешь вернуть свои вложения.

В этом плане технологическое предпринимательство еще более рискованно. В мире в умах людей практически каждую секунду рождаются новые прекрасные идеи, но 99,9% их так и не реализуются в виде интересных продуктов. И только малая их толика, в которую вкладываются большие усилия, реализуется в виде новых товаров, технологий, сервисов и прочего. Высокая степень рисков технологического предпринимательства требует со стороны государства и общества уважения к этой профессии, понимания и толерантного отношения. В том числе, и со стороны контролирующих органов. Потому что, если почитать прессу, главным инновационным менеджером у нас является следственный комитет…

Источник: 4science, 10.02.2017